О супружеском воздержании

Из послания апостола Павла: «А о чем вы писали ко мне, то хорошо человеку не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим. Впрочем, это сказано мною как позволение, а не как повеление. Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе (1 Кор 7:1-7).

Поясняя эти слова апостола, святитель Иоанн Златоуст акцентирует внимание на том, что семья — это таинство двух, поэтому решения в ней не могут приниматься единолично; они столь же совместны, как совместна и супружеская жизнь. Ключевым для него в приведенной выше цитате является слово «согласие».

Это место из послания апостола Павла к коринфянам святитель Иоанн Златоуст поясняет так: «Не лишайте себе друг от друга, точию по согласию (1 Кор 7:5) — что это значит? Жена не должна, говорит, воздерживаться против воли мужа, и муж — против воли жены. Почему? Потому, что от этого воздержания происходит великое зло; от этого часто бывали прелюбодеяния, блудодеяния и домашнее расстройство. Ведь если иные, имея своих жен, предаются прелюбодеянию, то тем более будут предаваться ему, когда лишены будут этого утешения. Хорошо сказал: не лишайте себе; то, что здесь назвал лишением, выше назвал долгом (1 Кор 7:3), чтобы показать, как велика их взаимная зависимость: воздерживаться одному против воли другого, значит лишать, а по воле — нет. Так, если ты возьмешь у меня что-нибудь с моего согласия, это не будет для меня лишением; лишает тот, кто берет против воли и насильно.

Это делают многие жены, совершая большой грех против справедливости и тем подавая мужьям повод к распутству и всё приводя в расстройство. Всему должно предпочитать единодушие; оно всего важнее. Если хочешь, докажем это опытом. Пусть будет жена и муж и пусть жена воздерживается, тогда, как муж этого не хочет. Что произойдет? Не станет ли он предаваться прелюбодеянию, или, если не станет прелюбодействовать, не будет ли скорбеть, беспокоиться, разжигаться, ссориться и причинять жене множество неприятностей? Какая польза от поста и воздержания, когда нарушается любовь? Никакой. Сколько неизбежно произойдет отсюда огорчений, сколько хлопот, сколько раздоров!»

Вот, что пишет далее святитель Иоанн Златоуст:

«Если в доме муж и жена не согласны между собою, то их дом не лучше обуреваемого волнами корабля, на котором кормчий не согласен с рулевым. Посему апостол и говорит: не лишайте себе друг друга, точию по согласию до времени, да пребываете в посте и молитве. Здесь он разумеет молитву, совершаемую с особенным тщанием, потому что если бы совокупляющимся он запрещал молиться, то откуда бы взялось время для непрестанной молитвы (1 Фес 5:17)?

Следовательно, можно и с женою совокупляться и молиться, но при воздержании молитва бывает совершеннее. Не просто сказал, молитесь, но да пребываете, потому что (брачное) дело только отвлекает от этого, а не производит осквернения. А потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана (1 Кор 7:5). Чтобы ты не подумал, что это — закон, присоединяет и причину. Какую? Да не искушает вас сатана. А чтобы ты знал, что не диавол только бывает виновником прелюбодеяния, прибавляет: невоздержанием вашим (1 Кор 7:5)».

Священник ИАКОВ КОРОБКОВ

Вопросы о телесном воздержании во время поста – волнуют не только многих супругов, но и молодых людей, только собирающихся вступить в брак. Как правило, подобные вопросы люди стесняются задать священнику в храме. Однако и по почте отвечать на них очень сложно, не зная ничего о жизненном опыте, степени воцерковления вопрошающих, отношениях в их семьях. Поэтому в этой статье мы просто попытается разобраться: почему же Церковь так высоко ставит супружеское воздержание?

Общеизвестно, что пост в Православии никогда не воспринимался как разновидность диеты, как воздержание от определенного рода пищи. Главное содержание поста – приближение человека к Богу через усердную молитву, добрые дела, борьбу со злом внутри себя и ограничение в том, что отвлекает нас от приготовления к вечности.

Пост призван восстановить нормальную иерархию ценностей: духовные потребности и вообще жизнь души всегда должны преобладать над стремлениями и запросами тела. Это совсем не значит, что все, относящееся к телесной природе, греховно и должно быть упразднено – просто нужно грамотно расставить акценты: что главное в жизни человека, а что второстепенное.

Время поста – это время освобождения души от гнета телесных потребностей и удовольствий, которые, как известно, порабощают дух и ставят человека на одну ступень с животным миром. Поэтому издревле христиане, имеющие семьи, старались проводить пост не только в молитве и воздержании от мясной и молочной пищи, но и ограничивали себя в супружеских отношениях, принося тем самым добрую жертву Богу…

Трудно переоценить значение интимных отношений в жизни человека: они затрагивают самую потаенную глубину личности. Миллионы романов, стихов и песен – это гимн любви. Когда она разгорается в сердце по-настоящему, все вокруг преображается и освещается каким-то особым, неземным сиянием.

Однако после грехопадения на интимных отношениях, как и на всей человеческой природе, лежит тяжелая печать искажения, деформации. Замечательный английский мыслитель и писатель Клайв Стейплз Льюис писал, что любой грех есть «искажение энергии, которую вдохнул в нас Бог… Господь хочет создать с нашей помощью Музыку, но мы фальшивим. Он хочет нарисовать Автопортрет, мы превращаем его в карикатуру».

Безусловно, сама по себе половая потребность не более нравственна или безнравственна, чем, скажем, потребность в пище. Другое дело – поведение людей при удовлетворении потребности. Если интимные отношения не противоречат заповедям Евангелия, то благодать Божия освящает их. В противном случае в супружеских отношениях возникают аномалии: извращения, неверность, приходят болезни душевные и телесные.

Есть в Библии замечательные слова: «От пресыщения многие умерли, а воздержный прибавит себе жизни» (Сир. 37, 34). И относится это не к одной только пище, но и ко всему, что наполняет жизнь человека, в том числе и к брачным отношениям.

Пресыщение неизбежно толкает человека на поиски новых ярких ощущений, лишает телесное общение ореола нежности, чуткости и благоговения перед любимой половинкой. И тогда люди ищут выхода там, где его нет: в распутстве и разврате, в неверности и предательстве, и все дальше заходят в тупик… Где же выход?

«Во всем нужна мера» – поистине бесконечно мудрые слова. Но как применить их к этой деликатной теме? Где найти верный и авторитетный критерий того, где кончается допустимое и начинается греховное? Разумно обратиться к многовековому опыту церковных семей, значительно более крепких, чем семьи светские.

С древних времен Церковь призывала своих чад положить себе правилом и нормой воздержание во дни всех четырех постов, накануне великих праздников, перед участием в таинстве Евхаристии, а так же накануне среды, пятницы и воскресенья в течение всего года. Апостол Павел так писал об этом: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7:5). Такое воздержание – настоящий подвиг, который люди брали на себя ради Бога по обоюдному согласию, и от которого получали великую пользу.

Контекст апостольского послания указывает на желательность супружеского воздержания во время поста, и то «по согласию». Вся аскетика имеет мотивацию любви к Богу, т.е. все (пост, молитва, воздержание и т.п.) делается по любви к Богу, а не ради страха наказания.

К тому же святой апостол Павел, сам, будучи аскетом, не вкушавшим мяса, и живший в безбрачии, писал: «…упражняй себя в благочестии, ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование — жизни настоящей и будущей (1Тим. 4:7-8).

Во-первых, подчеркну — пишу не против поста, а против того, что ему придается некое исключительное значение в нашем спасении, при этом за его строгое не соблюдение, грозят тяжкими карами. И я совершенно согласен с тем, что необходимо воздерживаться (по крайней мере, от частных и невоздержанных) супружеских отношений в первые и последние месяцы беременности, но это связано, прежде всего, с ФИЗИОЛОГИЧЕСКИМИ и МЕДИЦИНСКИМИ показаниями, ибо матка с плодом приходит в сильный тонус и создается угроза выкидыша, а не потому что супружеские отношения во время беременности грех.

Во-вторых, подчеркну, тема супружеских отношений крайне деликатна и  индивидуальна, что даже Бог через Свое откровение в Священном Писании практически обходит ее стороной (есть запрет на отношения во время месячных, и, конечно, на прелюбодеяние), думается, прежде всего, потому, что сами по себе отношения, скрепленные настоящей любовью (1Кор.13:4-13) не мешают спасению. Мне припоминается один из святотеческих рассказов, о том, что некому аскету (к сожалению, не могу вспомнить его имя), подумавшему, что он достиг совершенства, было указано, что в неком городе живут две женщины еще более совершенные, чем он. Он нашел их, и те были удивлены услышанному от него. По своему народному пониманию «настоящего благочестия» указали, что они недавно были на ложе с мужьями. Позже до женщин дошло, их настоящее благочестие  — во взаимной, безукоризненной любви ко друг другу, а не в половом воздержании с мужьями.

В-третьих, подчеркну, что не пишу о необязательности супружеского воздержания во время поста, это необходимо – любая не воздержанность не полезна. Пишу о том, что супружеское воздержание во время поста не принципиально как таковое и напрямую связано  и с возрастом, и половой конституцией супругов, и должно быть рассчитано по мере сил супругов. По моему мнению, по меньшей мере, неразумно требовать совершенного воздержания в течение 20 — 40 дней, например, от молодых супругов, живущих в одной комнате.

И осложнения во время беременности возникают не от самого факта половой близости во время беременности или зачатия во время поста, а от куда более серьезных причин в вере и духовной жизни супругов, а то и по особому промыслу Бога, помните – «Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин.9:2-3).

***

Бытует мнение, что перерывы в половой жизни вредят организму. Но даже с медицинской точки зрения это заблуждение: по наблюдениям всемирно признанного австрийского врача и психолога Виктора Франкла, полное воздержание или временный отказ от сексуальной жизни абсолютно безвредны. Напротив, при воздержании люди сохраняют ценную внутреннюю энергию и испытывают мощный духовный и интеллектуальный подъем.

И напоследок хочется сказать, что временное ограничение супружеской ласки – это лучший способ сохранить трепетность отношений и достичь того, чтобы любимая половинка всегда была желанной и единственной. Ничто так не сохраняет взаимного устремления мужа и жены друг ко другу, как необходимость по временам воздерживаться от супружеской близости. И ничто так не убивает, не превращает супружескую близость в занятие любовью, как отсутствие ограничений.

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Мысль о необходимости сохранения телесной чистоты супругов по взаимному согласию в некоторые дни принадлежит апостолу Павлу: «Жена своимъ теломъ не владеегь, но мужъ; такожде и мужь своимъ теломъ не владееть, но жена. Не лишайте себе другь друга, точию по согласию до времене, да пребываете въ посте и молитве, и паки вкупе собирайтеся, да не искушаетъ васъ сатана невоздержаниемъ вашимъ» (1 Кор. 7: 4-5). Дальнейшую разработку этот вопрос получил в первые века христианства. Епископ Александрийский Тимофей, автор авторитетных канонических правил (IV в.), предписал супругам «удалятися» от общения друг с другом в ночь перед причастием, а также в субботу и воскресенье, «зане въ та дьни духовьную жьртву възносити къ Богу». В древности возник и обычай (окончательно узаконенный 13-м правилом VI Вселенского собора 680 — 681 гг.) воздерживаться от общения с женами священникам, дьяконам и иподьяконам перед совершением литургии. В обиходной канонической литературе названные правила постепенно пополнялись новыми предписаниями, различными по характеру и строгости. Это предопределило то разнообразие в действующих нормах, которое было вообще присуще памятникам покаянной дисциплины восточнохристианского мира.

Переводные и оригинальные канонические памятники, появившиеся в Древней Руси вслед за принятием христианства, также не содержали единого взгляда на разбираемую проблему. Разноголосица в исповедальной литературе заставляла наиболее ревностных священников (каким был, к примеру, знаменитый новгородец Кирик) обращаться за разъяснениями к своим епископам, или же решать встающие проблемы, полагаясь на собственный опыт и учитывая духовные качества пасомых. Однако, несмотря на всю пестроту предписаний и несинхронность их эволюции в рукописных текстах, на пространстве XI — XVII вв. ясно проявила себя устойчивая тенденция к увеличению количества и строгости супружеских постов.

Детали этого процесса не ясны, поскольку до сих пор не существует специального исследования, посвященного истории этого раздела канонического права в Древней Руси. В целом в разнообразных и разновременных памятниках, имевших хождение на Руси в указанные столетия, можно отыскать упоминания следующих периодов, в которые необходимо (или желательно) супружеское воздержание: 1) воскресные дни (включая, как и во всех последующих случаях, вечер предыдущего дня), дни Пасхальной седмицы (иногда вплоть до Радоницы), дни важнейших праздников; 2) дни (от одного и более) перед причастием, а иногда и после него (выполнение этого и предыдущего пунктов как восходящих к соборным правилам предписывалось очень строго с самого раннего времени) ; 3) некоторые (в отдельных поздних памятниках — все) постные дни; 4) канун совершения литургии (для священнослужителей); 5) время женского очищения, беременности, а также послеродовой период (40 дней или менее); 6) в некоторых случаях, как можно полагать , духовник мог предписывать своим подопечным воздержание и во время исполнения епитимьи.

Что касается многодневных постов, то в первые столетия после крещения Руси связанные с ними правила о супружеском «удалении» отличались заметной мягкостью. До первой половины XIV в., когда в обиход древнерусской Церкви вошел Успенский пост (со временем превратившийся в очень строгий, в том числе и в рассматриваемом отношении), многодневных постов было три — Великий, Петровский и Рождественский.

Не позднее первой половины XII в. на Руси уже имели хождение памятники, с различной степенью строгости предписывавшие супругам воздержание в дни Великою поста. Так, «Написание митрополита Георгия русского и Феодоса», сохранившее, согласно выводам С.И.Смирнова, едва ли не древнейшее русское правило на этот счет, гласит: «добро бы блюстися жены своея, но аще не можеть, то 1[-ю] неделю и последнюю, да соблюдется». Это правило было хорошо известно жившему в XII в. Кирику Новгородцу, обсуждавшему его с епископом Нифонтом. Не прошло мимо внимания Кирика и еще одно бытовавшее в его время предписание, которое сохранилось во многих (правда более поздних) рукописях канонического содержания. Оно отличалось от первого большей строгостью и рекомендовало священникам не допускать до причастия тех, «кто всего поста не может в чистоте пребывати». Оно же, видимо, увеличивало до четырех число недель поста, в которые воздержание было обязательно даже для не слишком терпеливых супругов. Оба правила сходились в том, что «удаление» мужа и жены в дни Великого поста должно являться для благочестивых христиан нормой, а отступление от нее есть проявление их слабости. Запрет на супружеские отношения в дни Великого поста налагал и «Номоканон» Иоанна Постника, с содержанием которого Кирик также был знаком. Согласно «Номоканону», христиане, которые из-за своей недостойной жизни долгое время не принимали Святых Тайн, могут причащаться лишь после того, как исполнят наложенную на них епитимью и выдержат в телесной чистоте весь Великий пост.

В среде духовенства были как сторонники, так и противники такого взгляда на Великий пост. Известно, что новгородские епископы XII в. — по крайней мере двое из них, Нифонт (1131—1156 гг.) и Илья (1165—1186 гг.) — находили приведенные правила чрезмерно строгими и запрещали священникам принуждать супругов к воздержанию, а также лишать их причастия за нехранение чистоты Великим постом. По мнению Нифонта, воздерживаться супругам следовало обязательно лишь на Пасхальной седмице, на которой «вси дние, акы днье неделя». Илья добавлял к этому еще первую и последнюю седмицы «говенья».

С течением времени строгость предписаний постепенно усиливалась. В рукописях XVI в. уже не редкость однозначный, не предусматривающий каких-либо послаблений, запрет на супружеские отношения в дни Великого поста, хотя и в это время продолжают встречаться более мягкие нормы.

Если обычай великопостного воздержания постепенно приживался в Древней Руси, то каких-либо аналогичных запретов, относящихся к постам Петровскому и Рождественскому, долгое время не существовало. Даже рукописи XV — XVI вв., вспоминая о данных постах, часто подчеркивали: «а женъ своихъ оба си говениа не отлучаитеся», оговаривая при этом лишь те правила, которые в дни постов супруги должны были выполнять строже, чем в обычное время, («блюстись» друг от друга по средам, пятницам, субботам и воскресеньям, иногда также и по понедельникам, в дни памяти некоторых святых, при желании причаститься — «блюстись» несколько дней или даже весь пост19). Причисление некоторыми духовниками Петровского и Рождественского постов к тому же разряду строгости, что и Великий, начало происходить, по-видимому, не ранее XVI —XVII вв.

Таким образом, в интересующий нас ранний период (XII — XIII вв.) из многодневных постов лишь Великий мог сопровождаться более или менее строгими предписаниями относительно супружеского воздержания. Надо думать, что даже те супруги, которые стремились к особому семейному благочестию, редко организовывали рассматриваемую сферу своей жизни на принципах более строгих, чем того требовали от них их духовные руководители. Последние же в своих поучениях повторяли о супружеском ложе вслед за апостолом Павлом: «не токмо не скверно ложе, ино честно!».

Лаушкин А. Супружеское воздержание Великим постом в XII-XIII веках и точные летописные латы // Русское Средневековье. 1999. М.: Мануфактура, 1999.