Единое на потребу

«Цель жизни — восхождение человека к богоподобию» (прп. Антоний Великий). При этом, как говорил Симеон Новый Богослов: «Если у нас нет искания Духа Святого, то напрасен всякий труд и суетно всякое делание».

Понуждение к христианству со времен императора Феодосия (4в), привело, как модно сейчас говорить, «к двойным стандартам». «Качество» веры святых, имеющей основанием свободную, а потому бескорыстную любовь к Богу, затерялось в «количестве» рабской, а потому потребительской вере язычников, крещеных, но так и не ставших христианами. И не случайно Господь предостерегает христиан, открыв в видении св. Ерму, что не всякий крещеный, и даже большинство, так и не обретают своего места в живом организме Святой Церкви, собственно ради чего мы и крестимся.

Крещение — акт соития в любви, Бога и человека, и в этом соитии, осемененном Святым Духом, рождается богочеловеческая личность соединяющая в себе божественное и тварное начало Сына Божьего.

Учителя Церкви с горечью нас предупреждают: «если лицемеришь, то люди крестят тебя, а Дух не будет» (Кирилл Иерусалимский), только «твердо верующим Дух Святой дается тотчас по крещении. Неверным же и зловерным и по Крещении не дается» (Марк подвижник).

Бог говорит: «Отдай мне свое сердце». Но большинство людей отвечает: «Я не могу, я его уже отдал другим. У меня жена, дети, любовница, привычки, удовольствия от которых я не могу отказаться. Сердце мое уже отдано, Тебе я могу отдать, только часть своего времени: по воскресениям сходить в храм, утром и вечером прочитать молитвенное правило, раздать неимущим то что мне уже ненужно, не есть мясо во время постов, сделать какие-то добрые дела, если они не в ущерб моим делам, поездить по святым местам, пожертвовать на храм, но сердце останется там, где мне удобно и комфортно».

Потому читаем ли молитвы, стоим ли в храме, постимся ли, или творим дела милосердия, мысли наши далеки от Бога, они там, где наше сердце. «Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лук.12:34), а наше сокровище это мы сами. Себя любим, Бога боимся – из этой раздвоенности и рождаются «двойные стандарты». Евангельский максимализм для избранных, а для большинства юридическое выполнение моральных и обрядовых предписаний. Господи, мне жалко расстаться с душою, возьми тело и будь доволен.

Наш соотечественник, современник А.С. Пушкина, Преподобный Серафим Саровский, оставаясь хранителем незамутненной святоотеческой веры, в частной беседе, но обращаясь к каждому, кто считает себя православным, увещевает: «многие говорили вам: ходи в церковь, молись Богу, твори заповеди Божии, делай добро — вот тебе и цель жизни христианской. Но они это не так, как следовало, вам растолковали».

Бытовое христианство распространилось по миру, самопровозгласив себя, а не Христа, «спасителем мира», а Христа с Его «ненавязчивой» Любовью требующей жертвенной взаимности оставили снаружи, чтобы не распугать тех, для кого «спасение» не в добровольной смерти вместе с Любящим за Любимого, а приобретение земных благ и «простого» обывательского счастья. Бытовое христианство узаконило магию, заявив: дай от «тука земного», исполни набор обрядовых манипуляций, и получишь награду от того же «тука земного».

«Ты мне, я Тебе» — девиз магического сознания, сосуществует параллельно с девизом любящих Бога — «Я готов отдать Тебе все что имею, даже саму жизнь, ничего не требуя взамен».

И действительно, слушаешь верующих в храме и вне, и удивляешься, говорят о иконах, чудесах, морали, что можно есть, чего нельзя, стоя или сидя молиться, получать ИНН или нет, о бесах и ангелах, старцах и духовниках, об экуменизме и национализме, правильно или не правильно служат в том или другом храме, о богодельнях, приютах, гуманитарной помощи, акафистах, канонах, какому святому от каких болезней молиться, поучают как надо жить и как не надо, какие свечки и где поставить,  через какое плечо передать, натощак или нет вкушать просфору, кремировать или закапывать, какие молитвы-заговоры читать в том или другом случае… и крайне редко вспоминают о Том ради Кого и собирается Церковь на земле, и то в прошедшем времени, вспоминая историческое прошлое Христа, как будто Он не среди нас.

Мы, в лучшем случае, забываем, в худшем, не хотим знать, что единственная причина, для чего мы собираемся в Церковь, это Его пребывание через нас здесь и сейчас, как две тысячи лет назад, и именно сегодня, мы, мучительно преодолевая свою демагогию и свою наркотическую зависимость от суеты, собираемся в таинстве Евхаристии, чтобы Он ожил для нас реальностью, а не оставался нравственной мифологемой нашего ума, чтобы Он освободил нас от «самих себя» и наконец, мы услышали Его живой голос и призыв, и познали, что Он ждет от каждого из нас. Лично.

     “Вспоминать о Боге нужно чаще, чем дышать” (Святитель Григорий Богослов). Господи! Да будет воля Твоя и во мне грешном.

К счастью Христос жив и продолжает преображать мир своей Любовью.

Всегда были, есть и будут люди для которых Он остается онтологической реальностью, а не системой морально-нравственных принципов построения «счастливого» государства. И эти люди от первых апостолов до живущих сегодня, продолжают свидетельствовать о радостной вести, впервые засвидетельствованной самим Христом — «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» (Ириней Лионский).

Серафим Саровский один из них, свидетельствующих о действии и исхождении Святого Духа в истории. И преподобный, передавая эстафету начатую Христом, призывает не заблуждаться и не забывать – цель жизни каждого христианина «стяжание Духа Божия», а все добрые дела лишь средства к ее достижению.

Сколь важно нам, живущим в эпоху отягощенную научно-техническим менталитетом, а потому зависимым от всякого рода концептуально-логических представлений и требующих объективно – доказательной базы для укрепления веры, осознать — такой менталитет — болезнь, препятствующая созерцательной жизни и восприятию реальности ее небытийной стороны.

Бог – «пакибытие», и без преодоления в себе абсолютизации видимого бытия, встреча с Ним – Богом невозможна. Именно, отношение к миру как к единственной реальности, имеющей начало и конец в самой себе, превращает нашу веру, в зависимости от качества души и образования, или в магическое обрядоверие, или в концепцию христианского гуманизма, или в псевдо-духовные практики самоусовершенствования. И средства, которые призваны освобождать от зависимости «бытия» для выхода в «пакибытие»: богослужебное творчество, молитвенное творчество, богословское творчество, аскетическое творчество, нравственное творчество зацикливаются на самих себе, превращаясь из средства в самоцель. Превращаются из творческого процесса самопознания и богопознания в ремесло самоутверждения и самодостаточности.

Бог, на фоне ремесленной веры, остается «сиротою» никому не нужным, не замечаемым, мешающим отдаваться хитростям ремесла с самозабвенным вожделением. Религиозный ремесленник с высоты своего мастерства судит мир: сначала научитесь как я, а потом учите как жить, он и Богу скажет тоже самое. А как еще может поступить ремесленник, которому скажут, что все его ремесло «суета сует и томление духа», и не является «входным билетом» в «Царство небесное»? Наоборот, все его молитвы, посты, бдения, добрые дела – балласт, который не дает ему оторваться «от земли на небеса».

Только готовый отказаться от всего. Готовый к своим «сокровищам» относиться, как к «хламу», жаждущий «сокровищ» ему не принадлежащих, только тот готов налегке быть восхищенным в «пакибытие», где все приобретенное «здесь», просто по природе своей, «там» не может существовать. Абсолютизация сеюсторонних ценностей – большая общечеловеческая ограниченность…

Слава Богу! Жив Христос!

И как через апостола Павла на заре христианства, так и сегодня, через других неведомых миру апостолов, продолжает открывать единственный путь к Себе, снимая с нас от «неудобоносимые бремена» (Лук.11:46; Матф.23:4), сгибающих нас к земле и не дающим поднять голову к небу, и заглянуть в Его бесконечные глаза. Церковь бережно хранит и будет хранить их свидетельства, начиная с дохристианских пророков и заканчивая еще не родившимися свидетелями присутствия Божия в мире.

Священное Предание человеческого богообщения вечно будет свидетельствовать через Священное Писание, писания и предания Святых о самозабвенной Любви Божьей и Отеческом ожидании возвращения каждого человека домой, в богочеловечество Сына Божьего.

Жив Христос! И каждому суждено услышать от Него: «что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна» (Деян.26:14), «возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Матф.11:29).

«Научитесь от Меня» — вот тот ориентир который выведет нас из темного и запутанного лабиринта временного мира в светлый и бескрайний мiр бессмертного Бога. Сам Божественный Учитель с грустью обращается к нам: «ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно» (Лк., 41-42), быть рядом с Ним и за Ним следовать. Следовать за ним, значит подражать Его пути, к этому и призывает нас ап. Павел: «Умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1Кор.4:16).

Если мы хотим быть учениками Христа, перестанем обманываться и поклоняться блестящей оправе, научимся ценить бриллиант. Расставим приоритеты: «в главном единство, во второстепенном свобода, во всем любовь» (бл. Августин). Научимся у Христа и тех кто уже соединился с Ним, быть им причастными. Незамутненная святоотеческая вера святой, соборной и апостольской Церкви указывает путь, чтобы мы не заблудились в лабиринте этого мира…

«Цель жизни — восхождение человека к богоподобию» (прп. Антоний Великий), так как «сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию» (Быт.1:27). Смысл человеческой жизни один — стать совершенным «как совершен Отец… Небесный» (Матф.5:48), т.е. Бог. Но «человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Матф.19:26), поэтому Бог стал Человеком чтобы «много пострадать и быть уничижену» (Мар.9:12), «быть отвержену…, и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Лук.9:22).

И далее Христос открывает тайну своего вочеловечивания и смерти: «когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Иоан.12:32), «говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам» (Иоан.16:7), «когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет» (Иоан.16:13), от Бога. «Да пребудет с вами вовек, Дух истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет. Не оставлю вас сиротами; приду к вам. Еще немного, и мир уже не увидит Меня; а вы увидите Меня, ибо Я живу, и вы будете жить» (Иоан.14:15-19).

Итак, если «Цель жизни — восхождение человека к богоподобию», то цель христианской жизни «стяжание Духа Святаго» (прп. Серафим Саровский), без Него невозможно осуществить богоподобие, которое заключается в мистическом единстве человека и Христа. И зачинается оно в крещении, так как все мы «во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал.3:27) сошедшим в нас Духом Святым.

Вознесшийся Христос вернулся на землю во всей полноте Своей богочеловечности, т.е. в материальном теле, только Тело его видоизменилось, и «Тело Его,… есть Церковь» (Кол.1:24). Мы как «клетки» этого Тела собираемся Духом Святым в единое тело в таинстве Евхаристии. «Я и Отец – одно» (Иоан.10:30). «Как послал Меня живой Отец, и Я живу Отцем, [так] и ядущий Меня жить будет Мною» (Иоан.6:57).

В нас христианах Христос продолжает жить и действовать в этом мире, но только тогда, когда мы свободно отдаем себя, душу и тело, Его власти: «не Моя воля, но Твоя да будет» (Лук.22:42). Только тогда, когда это происходит, мы и являем собою «единую, святую, соборную и апостольскую Церковь» — Тело Христово.

Осуществить этого возможно, только полюбив Христа «всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью» (Мар.12:33) в самом себе и в каждом человеке, полюбив «ближнего как самого себя» (Мар.12:33). Он говорит: «если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоан.14:15). Причем Его заповеди конкретны: «заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга» (Иоан.13:34). «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Матф.16:24-25).

Здесь начинается творческий путь аскезы – подражание Христу. Только отвергнув свои желания, Его желания становятся нашими.

Он любит и доброго и злого, никого не судит, каждому сочувствует, каждому слуга, расточает а не собирает, умирает за самого никчемного человека, чтобы тот жил вечно, со священным трепетом относится к свободе каждого человека, даже если та проявляется в грехе, и далее, далее, далее…  Только любящий живет жизнью любимого.  Подражая Христу, сталкиваешься с очевидностью: нет в нас любви, мы беспомощны и бессильны, и приходят слезы смирения рождающие ненависть к своей самости – покаяние, а с покаянием нисходит Его любовь, изменяющая ум и душу… Только тогда мы умираем для себя, и воскресает в нас Он. И приходит страх Божий, блаженный страх потерять Его присутствие в себе, страх сделать что-то, что снова нас сделает неспособными чувствовать Его… Мне ничего не надо от Тебя, только не оставляй. Точнее надо: просвети ум мой и сердце Духом Твоим Святым, твори через меня будущее Твоего царства, люби через меня, и позволь мне быть сопричастным Твоей любви, мне ничего не надо кроме Тебя.

Господь и Бог наш, Иисус Христос,

Ты наше «всё».

Без Тебя абсурд и «томление духа».

Без Тебя я уподобляюсь «скоту»

И бессилен перед инстинктами плоти.

Только в Тебе обретаю себя.

Ты единственный Человек –

в Тебе моя человечность.

Ты единственный Бог – в Тебе моё спасение.

Ты един с Творцом –

в Тебе радость созидания и красоты.

Ты един с Духом Святым –

в Тебе радость жизни.

Любовью Ты един в трёх лицах –

только в Тебе обретается любовь.

Приобщи меня Телу Твоему

и сораствори в Нем Своею Кровью.

Хочу этого, но сам бессилен.

Стремлюсь, но всё дальше ухожу от Тебя.

Только Ты осеменишь дух мой.

Только Тобою Дух преобразит плоть.

Только в Тебе моё воскресение

И жизнь вечная.