Любите друг друга, как я возлюбил вас…

Однажды у отца Александра Меня спросили; как он относится к экуменическому движению. Он, задумчиво улыбнувшись, ответил: «О каком экуменизме может идти речь, когда среди православных нет мира».

Действительно: меневцы, кречетовцы, карелинцы, осиповцы, кочетковцы и т.д., и т.п. … Встретить мир Христов среди православных — редкость. Зато не редкость безапелляционная навязчивость веры в «правоту» той или иной «концепции спасения». «Только так возможно спастись, и никак иначе»! «Слепая» убеждённость смущает новообращённых, ещё не сознающих, что христианская вера есть вера «в Кого», а не «во что», она есть смиренное доверие Тому, чьи пути неисследимы (Рим.11:13).

Простим «воинствующих учителей», возможно сами они когда-то, кем-то были соблазнены «концепцией спасения», а Христос остался в стороне. «Стоит» и ждет, когда мы перестанем самоутверждаться в «самосохранении», повернёмся к Нему лицом к лицу, и скажем, смирившись: «возьми нашу жизнь. Ты Сам ведаешь, что потребно каждому. «Мы спасены в надежде. Надежда же, когда (знает) видит, не есть надежда; ибо если кто (знает) видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего (не знаем) не видим, тогда ожидаем в терпении. …И Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными… Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу… Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас… Я уверен, что ни смерть, ни жизнь,  ни  Ангелы,  ни  Начала,  ни  Силы,  ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина , ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем » (Рим.8:24-39).

А кто знает кто «избранный»? Кто «призван по Его изволению»? Кто? Знает один лишь Бог. Потому: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; … ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам» (Лук.6:37;38). «Любите врагов ваших, и благо- творите, … не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо ОН БЛАГ И К НЕБЛАГОДАРНЫМ И ЗЛЫМ. ИТАК, БУДЬТЕ МИЛОСЕРДЫ, КАК И ОТЕЦ ВАШ МИЛОСЕРД» (Лук.6:35;36). И не останется времени на борьбу с «врагами», а главное, не будет желания, так как не будет «врагов», останутся братья во Христе, и не важно святые или грешные, сильные или слабые, ведь все мы «заблуждающиеся», так как Бог непостижим. Останется одно — смиренно принимать дар Его Любви, чтобы безвозмездно расточать его в мире.

***

Но нам сложно любить даже тех, с кем мы согласны, так как же любить людей с мнением, отличным от нашего, особенно если нас разделяют «очень важные» богословские принципы? Нам хотелось бы жить там, где разногласий вовсе нет, но … разногласия неизбежны. «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19).

Начиная со времен апостолов, в церкви всегда были богословские споры. Но трезвый взгляд на человеческую природу и ограниченность нашего понимания четко дает понять, что богословские разногласия будут существовать всегда, пока не настанет день очевидности — день «второго» пришествия Сына Человеческого во славе Божьей.

Если нам небезразлична библейская истина, мы неизбежно окажемся участниками некоторых подобных споров, и наша любовь подвергнется серьезному испытанию. Сможем ли мы устоять перед искушением самоуверенного учительства? Кто для нас Христос — «идея спасения» или «спасающая Личность»? На эти вопросы мы обязаны ответить самому себе, чтобы не растратить себя на борьбу с «инакомыслием», вместо предложенной нам Любви.

Взаимообличения в среде православных, кроме гордыни, порождающей зависть, возникают, в основном, по причине непонимания христоцентризма творения. Непонимание самой сути мироздания ведёт к однобокому восприятию Церкви, не как тайны исторического пребывания Христа на земле здесь и сейчас, а как социального сообщества людей, объединённых единообразием вероисповеданий и обрядов, подменяющих Истину представлениями о истине. А ограниченность человеческих представлений неизбежно ведёт к разделению верующих и их противостоянию. Все разделения произрастают из одной почвы, точнее из «могилы» умершего Богочеловека, воскресшего из мёртвых две тысячи лет назад, но не воскресшего в наших сердцах. Живём, даже не подозревая, что Он рядом. Он ждёт, когда мы начнём жить Им и Его верой в нас, а не чужими представлениями о вере в Него.

Пока Христос не родится в наших сердцах, от нас сокрыта «единая, соборная и апостольская Церковь» во Христе — новое Тело пребывающего в истории вочеловечившегося Бога. Пока не поймём, что Он пришёл не учить, а умереть «за всех и за вся», принеся Себя в жертву, чтобы «ничего не погубить, но все … воскресить в последний день» (Иоан.6:39), так и будем отождествлять Церковь только с теми, чьи взгляды мы разделяем, исключая всех, кто не разделяет их. Подменяя широту Христа: «кто не против вас, тот за вас» (Мар.9:40), приговором: «кто не с нами, тот против Бога». Пока мы не полюбим Христа, Евхаристическое Таинство «приложения» к «веществу» Бога будет восприниматься нами не как причастность-соитие всей полноты человеческого естества с Его Богочеловечностью, а как магическое средство индивидуального спасения от страданий и грядущего наказания.

***

Что же такое «христоцентризм» творения?

Его суть раскрывается со всей очевидностью непостижимой простоты в священном писании Нового Завета: «Им (Иисусом Христом) создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано;  и  Он  есть  прежде  всего,  и  все  Им стоит » (Кол.1:16-17). Причём понимать «Им создано» нужно не в смысле «Им сотворено», а в прямом смысле: Творец Им всё создал.

Жизнь Творения — есть Таинство боговоплощения, и началось оно в момент, когда Бог «сказал»: «да будет свет». «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоан.1:1-4).

Центр боговоплощения — вочеловечевание Слова в Иисусе из Назарета: «Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Иоан.1:14).

Последние времена боговоплощения – обожение человечества в евхаристической сопричастности Христа Церкви. Церковь стала для Него новой материальной формой пребывания на земле. В Ней Он стал «закваской», преображающей человечество в Богочеловечество: «Никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф.5:29-31), «ибо (как в Святой Троице) един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех» (1Тим.2:5,6). Им всякая «тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих» (Рим.8:21), так как это «угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет , чтобы все люди спаслись и достигли познания истины » (1Тим.2:3,4).

Неизреченным образом Христос пребывает в творении  всю  историю  его  существования:  «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель» (Откр.1:8).

Разделить Христа и творение, Церковь и мiр невозможно, как невозможно разделить во Христе две природы, Божественную и человеческую. Христос имея две природы и две воли — цельная личность, так как две воли, тварного Сына Человеческого и предвечного Сына Божьего, добровольно принимая волю Творца-Отца как свою, сливаются в единую Божественную Волю, преображающую временнУю природу материи в вечную Духом Святым, «подателем жизни» всему, в Котором пребывает неслиянная и нераздельная Святая Троица.

Мiр созидаемый Словом-Христом отражает в себе и подобие Христа. Творение едино, но в нём две природы, два мира, «невидимый» — мир духовный и «видимый» — мир материальный, неслиянные и нераздельные, как две природы во Христе. Два мира «духовный» и «материальный» становятся единым мiром пребывающим в них живым Словом Творца — Сыном Божьими, имеющим в Себе нераздельными божественную и сотворённую природы Духом Святым.

И человек как «венец» творения, созданный по образу Сына Божьего, включает в себя всю полноту творения, имея в себе две природы, принадлежит одновременно двум мирам: духовному и материальному. И хотя через своеволие человечества, творение и дало «трещину», но не потеряло своего «неслиянного» единства, так как «все и во всем Христос» (Кол.3:11). И несмотря на то, что человек «отвернулся» от Бога, он всё же не потерял «вечную жизнь» ни своей духовной природы, ни материальной, хотя и обрёк её распаду – смерти, а так как он – человек, неотделим от всего творения, через него «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне» (Рим.8:22) и в нём во «власти смерти». Но в богочеловечестве Христа и материя, подвластная смерти, обрела вечность, ожидая своего будущего преображения, так как «все и во всем Христос».

Победа над иконоборчеством свидетельство тому. Суть иконопочитания не в «магической» силе иконы, а в оправдании материи. «Торжество православия» в том, что материальный мир немыслим вне Христа, как и Христос вне материального мира. Он пронизывает Собою «вещество» и пребывает в нём неслиянно и нераздельно. Боговоплощение – есть Божий дар: Непостижимый через материальный мир становится «постижимым». Совершенный снизойдя до творения возводит несовершенное до Себя.

Икона — символ полноты боговоплощения во вселенной. Преображение её вещества в явлении невидимого в видимом, свидетельство того, что Бог пронизывает Собой все компоненты материи. Если этого не принять, а признать, что часть творения не способна к постижению Истины и лишена присутствия Божия, тогда надо признать, что творение несовершенно и Бог не абсолютен. И если Бог причина «зла» и «смерти» то Он не Благо. И если Бог, сотворивший человека свободным, не принимает его выбор и лишает обещанных обетований, то Он и не Любовь. А это уже не «христианский» Бог.

Спиритуально мир укоренён во Христе, и смерть не стала концом, а зло не обрело бытие. «Зло не есть, — оно не существует как самостоятельная природа, — или, вернее, оно есть лишь в тот момент, когда его совершают»* люди.

Сын Божий, став человеком, победил своим Богочеловеческим целомудрием разрушительную силу смерти и зла, в Нём смерть стала новым рождением в жизнь вечную, а «зло» стало отрезвляющей силой человека от самости. «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим.5:8-10). «Ибо тлен- ному … надлежит облечься в нетление, и смертному … облечься в бессмертие. Когда же тленное … облечется в нетление и смертное… облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою» (1Кор.15:53,54).

Бог «всё покорил под ноги Его (Иисуса Христа), и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф.1:22,23). Им и для Него всё создано. Им всё держится. Он центр мироздания, связующий два мира во едино. В Нём Промысел Божий о мире и о каждом человеке, независимо от его религиозной принадлежности. В Нём нет ничего лишнего и не нужного, и только Им определяется место каждого в Его мистическом Теле. Он «камень краеугольный, избранный… для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна» (1Пет.2:6,7).

***

«Претыкания и соблазны» прежде всего в том, что  человеку  свойственно  всё  очеловечивать. «Бог сотворил человека, по подобию Божию» (Быт.5:1), а люди «сотворили» Бога по подобию своему. «Не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку…» (Рим.1:21-23), мысля о Нём категориями тварных законов по которым живут сами.

Пропустив мимо сердца, что «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Иоан.4:16), многие христиане продолжают исповедовать ветхозаветные представления о карающем по законам справедливости Боге, требующем «око за око, зуб за зуб», взывающем к воздаянию за преступления и к наказанию недостойных, абсолютно забывая, что во Христе преодолевается закон справедливости законом благодати «Царства небесного» — Любовью Божьей. Сам Христос свидетельствует: «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому… А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф.5:38-48).

А мы, не желая принимать Бога таким каков Он есть, требуем от Него справедливости, уподобляясь героям притчи, которые, неким господином, в разное время суток были призваны на работы,  «пришедшие  же  первыми  думали,  что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему [то же], что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?» (Матф.20:1-15).

Сколько среди христиан, высокомерно смотрящих на тех, кто не в силах быть такими, как они? А тех, кто не принимает их путь, вообще причисляют к «погибшим овцам» или к «волкам в овечьей одежде». Христос предостерегает таковых: «берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие» (Лук.12:1), «и не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам», ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Матф.3:9), «на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лук.15:7). «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Матф.7:21). Здесь и происходит подмена, некоторые под волей Отца предполагают праведную жизнь человека, но Христос утверждает другое: «воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день. Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Иоан.6:39,40).

***

Как важно понимать, что все «естественные» законы — «нравственный закон», «закон справедливости», «закон генетики», «закон термодинамики», «закон сохранения энергии» и т.д., являются необходимостью для гармоничной жизнедеятельности творения, и нарушение их ведёт к разрушению общей гармонии мироздания, а как известно, любые сбои в механизме приводят к поломке, в живом организме к болезням и умиранию. Быть «праведным» означает войти в гармонию мироздания и стать естественной частью его целого. «Законы Божие» — законы мироздания — возлагают на человека, как на «богоподобную тварь», ответственность перед творением, так как «сотворил Бог человека по образу своему, по образу Божию сотворил его… И благословил …: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте Землю, и обладайте ею, и владычествуйте …» (Бытие, Гл. 1, ст. 27-28), … но не будем заблуждаться, «обладание» и « владычество» — только возложенная ответственность на человека, как на главу творения Божьего, но не его призвание. Его призвание, как богоподобный личности, в «обожении» себя: «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф.5:48).

«Будучи сам Божия тварь и имея повеление быть богом»**, человек не может Им стать (Богом) соблюдением и хранением законов сотворённого бытия. Быть причастным Богу, означает жить не по законам творения, а по закону Святой Троицы, а это возможно только Богу. Поэтому Православие утверждает: «… делами закона не оправдается пред Ним (Богом) никакая плоть…» (Рим.3:20), даже если мы христиане.

«Имеем ли мы преимущество? Нисколько. Ибо … все под грехом, … нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного… Разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия перед глазами их. Но мы знаем, что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен пред Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех» (Рим.3:9-20).     Но «неужели [от] закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай» (Рим.7:7). Итак «закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих [с ними]» (Евр.10:1). И сколько бы мы не усмиряли свою плоть, и не жертвовали собою ради творения Божьего своей волей, «спасаемся» мы даром: «ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф.2:8-9).

Но как же так, не согласятся работники пришедшие с утра: «но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?» (Иак.2:20)! И это так: «ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф.2:8-10). Но «добрые дела» нас не спасают, они только следствие нашей любви к Богу и проявление Любви Божьей через нас: «кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он» (1Иоан.4:15-17). «Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна» (1Иоан.2:9,10). «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Иоан.4:18-21). «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак.2:26). Дела делаемые нами ради Бога, попытка восстановления гармонии творения, а дела через нас совершаемые Богом — дела спасения, совершаемые не нами, а Сыном Божьим и Человеческим — Иисусом Христом по законам благодати Святой Троицы.

Так что, не всякий «праведник» свят, и не всякий «святой» праведен. Свят человек только тогда, когда освящен присутствием благодати — действующего через него Духа Святого. А кто дерзнёт судить через «праведника» или через «падшего» действует Дух Святой? «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим.14:4).

***

Приобрести целомудрие в смирении или смирение в целомудрии – значит свести воедино ум – сердце – тело, подчинив их Воле Божьей, а «воля… (Творца) … есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную» (Иоан.6:39,40), следовательно, единственная цель христианской жизни — «увидеть — познать» Сына Божьего, уверовать в Его исключительность и в Нём приобщиться вечной божественности, а это возможно, (благодаря Его боговоплощению), только в творении, и прежде всего в человеке, который есть (икона) — образ Божий. Подобное постигается подобным, а так как Бог есть Любовь, то и увидеть Его возможно только ответной любовью и в любви.

Но мы живём в заблуждении, принимая за Волю Божию: аскетику, вычитывание правил, добрые дела, обряд, богословие, которые являются не Его Волей, а средствами, собирающими воедино ум — сердце – тело, чтобы ощутить присутствие Духа Сына Божьего в самом себе и дать соединиться Его Воле со своей и в Нём с Волей Отца, которая есть Жизнь вечная в Божественной Любви.

Печально то, что именно любви мы боимся более всего. Она требует отказаться от свободы, от собственной жизни, умереть для самого себя, чтобы воскреснуть в другом. «Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее» (Лук.17:33).

Человек, боящийся любить Бога в других, начинает любить себя в Боге, и в страхе перед собственной смертью и страданием, ставит целью своей жизни самоспасение, забывая призыв Христа «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук.9:23), т.е. возлюби отвергающих и ненавидящих тебя, и умри за них, «потому что любовь покрывает множество грехов» (1Пет.4:8). Суть этого следования за Христом, выразил ап. Павел: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим.9:3), «я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал.2:19,20).

Наша слабость — мы не хотим сораспяться Христу, и в то же время боимся быть отлучёнными от Христа, желаем служить двум господам, но «никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Лук.16:13). Неспособные любить врагов своих, мы не способны исполнить библейский призыв: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» (Мар.12:30).

Мы начинаем обманывать себя, подменяя Христа «христианским учением», которого в принципе нет и не может быть, так как цель христианской жизни — личное воссоединение с непостижимым Богом, а непостижимое не может быть вмещено в узкие рамки учения и Промысел Божий не поддаётся логической мысли. Быть учеником христовым заключается в подражании Христу, а не в знании богословских концепций или в последовательном следовании атлетическим системам самоусовершенствования, (греческое слово «атлетикус» на славянский переведено как «подвижник»).

Мы упорно утверждаем христианство без Христа, навязывая другим «концепцию спасения» или «аскетическую систему», пытаясь, прежде всего сами утвердиться в вере. Доказывая свою правоту другим, «боремся» со своим маловерием. Чем больше последователей, тем уверенней мы себя чувствуем. Чем агрессивнее мы проповедуем, тем увереннее ощущаем себя «служителями Божьими», и нам нет никакого дела до того, что причина любой агрессии — страх или ненависть.

Мы подменяем Евангелие – радостную весть о Любви Божьей ко всем, ветхозаветной неизбежностью наказания всех, кто с нами не согласен. И ищем уже не Христа – Сына Божьего, а учителя – сына человеческого, чьи взгляды близки нашей психической природе, чтобы, в случае чего, возложить на него ответственность, если наша «концепция веры» окажется несостоятельной.

Бога, не воскресшего в нас, мы подменяем «старцами», «богословами», «батюшками». Принимаем всё, что они скажут или сделают как непреложную истину, совершенно забывая предупреждение апостола: «все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим.3:12). «Вы куплены [дорогою] ценою; не делайтесь рабами человеков» (1Кор.7:23). «Ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи; а слово клятвенное (Божие обещание людям), после закона, [поставило] Сына, на веки совершенного» (Евр.7:28). «И когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы? Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и притом поскольку (т.е. ровно на столько сколько) каждому дал Господь. Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а [все] Бог возращающий. Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду» (1Кор.3:4-8).

Старцы, батюшки, богословы — не «последняя инстанция истины», а свидетельство того как через грешника, смирившего свою волю, изливается Божественная Премудрость и Любовь, свидетельство осуществляющегося боговоплощения — творение становится иконой (образом) носящим в себе пребывающего в нём Сына Божия — Христа. Через «немощное» Любовь Божия ярче блистает, именно по этому «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1Кор.1:27), «потому что немудрое Божие премудрее человеков, и немощное Божие сильнее человеков» (1Кор.1:25). Не старец исцеляет и предвидит, а Отец, не батюшка умиротворяет, а Сын, не богослов открывает нам целомудренный взгляд на мир и человека в мире, а Дух Святой – во всех Троица Святая действующая через человека.

А человек? – спросим мы. И услышим ответ: «Сыны человеческие — только суета; … если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс.61:10). «Надеющиеся на силы свои и хвалящиеся множеством богатства своего! (Такой) человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него, … (и такой) человек в чести не пребудет; он уподобится животным, которые погибают»  (Пс.48:7,8,13). Как известно: «всякий человек ложь» (Пс.115:2).

***

Итак, не будем обманываться: своё бесчувствие ко Христу, покрывать мыслями и взглядами своих учителей. Не будем навязывать эти взгляды другим, как единственно верные. Обвинять других в искажении истины. Истина поругаема не бывает и Сама за Себя постоит.

«Ученик не бывает выше своего учителя» (Лук.6:40). Ученик всегда привносит в учение личное понимание. Даже самый верный и последовательный ученик, не искажая главного в учении учителя, акцентирует своё внимание на том что ближе его характеру, воспитанию и образованию. Иаков, Пётр, Иоанн, Павел – ученики Христовы, а какие они разные. Они Христовы, но не Христос, потому сказанное ими о Христе, уже овеяно их личным пониманием Христа. И чем дальше от Христа, тем больше человеческого, ученики апостолов к пониманию апостолов добавляют своё, ученики учеников апостолов своё и т.д., и т.д..

Как вырастает снежный ком, так вокруг неизменяемого и непреложного откровения Божия, облачённого в словесную форму «Священного Писания» и «символа веры», нарастает слой за слоем опыт искреннего осмысления их в истории, культуре, аскетической практике, от одной эпохи к другой, со всеми свойственными этим эпохам прозрениями и заблуждениями. И только самоуверенный глупец может сказать: я постиг откровение Божие и открыты мне тайны мира. Именно таковыми выглядят те кто утверждает: я знаю, как правильно! Только так и ни как иначе! Становясь соблазном для многих.

«Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их» (1Кор.3:18,19). «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1Кор.1:27-29).

Будем помнить основополагающий фундамент святоотеческого учения, чтобы не было повода примешивать учителей Церкви к своей гордыне: «Бог есть, это очевидно. Но что Он есть по сущности и естеству, — это совершенно непостижимо и неведомо… Многое из того, что мы не ясно познаем о Боге, не может быть выражено во всем совершенстве; но как нам свойственно, так мы бываем и принуждены говорить о том, что выше нас… Итак, Бог безпределен и непостижим, и одно в Нем постижимо — Его безпредельность и непостижимость»***.

А постигать «безпредельное» возможно только через озарения Божественной Любви в нас. Как утверждает ап. Иоанн: «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру, (за- метьте: миру, а не избранным в мире). Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви» (1Иоан.4:9-19).

Через ап. Павла предупреждает нас Христос: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1Кор.13:1-13).

Примечания: *- св. Диадох Фотикийский, **- св. Василий Великий, ***- св. Иоанн Дамаскин