Молитва Господня

Цель молитвы не в том, чтобы привлечь Бога к нам, цель состоит в том, чтобы нам приблизиться к Нему и, в пространстве диалога, осознать Его близость. «Для молитвы не надобно ни жестов, ни возгласов, ни молчания, ни коленопреклонения. Молитва наша, … должна быть ожиданием Бога, … всё, что мы взыскуем в молитве, — это Его приход» (св. Макарий Великий).  Молитва и богословие неразделимы. Подлинное богословие не есть поклонение ума; оно проясняет движение молитвы, но только молитва может сообщить ему жар Духа. Богословие — это свет, молитва же — огонь. Их соединение выражает соединение ума и сердца. Но ум должен «покоиться» в сердце, а богословие — превосходить себя в любви. «Если ты богослов, то молишься истинно, и если молишься истинно, то ты богослов» (Евагрий Понтийский). Молитвы святых, которые мы используем, учась самостоятельно молиться, полны богословия, и пока мы не научимся богословствовать — не научимся молиться, так как личная молитва рождается в осознанном познании Промысла Божия. Сам Христос оставил нам пример истинного молитвенного богословствования в молитве «Отче наш», указывая путь восхождения к Богу через Его познание, так как в созерцании Его тайн и рождается истинная молитва.


ОТЧЕ НАШ (Отец наш) —

Именно «наш», а не «мой»… Это важно!

«Наш», потому что у Бога может быть только один единородный Сын – Иисус Христос, а человек не «сын», творение Божие, хотя и сотворен по «образу и подобию Его»!

Бог един в трех «лицах», а так как человек создан «по образу и подобию Божиему», то и мы, непостижимым образом едины друг в друге, по Его образу, являя собой единого «Адама» — Человека – Человечество.

Ипостась Сына Божия, вочеловечившись, обрела плоть и кровь в Иисусе Христе. Став одним из нас, человеком, Он сочетался человеческой природой в едином Человечестве с каждым из нас. А так как в Самом Иисусе Христе человеческая природа неотделима от Божественной, Он даровал нам возможность стать едиными и в Его божественной природе, если примем Его Духа и соединимся в Нём с Ним.

Это непостижимым образом происходит в таинстве крещения, вводящем нас в евхаристическую полноту единения тела и духа человеческого с Телом и Духом Христовым. В этом единении рождается мистический Христос – новый Адам – Богочеловечество – Церковь. И мы, становясь едиными в Церкви — Богочеловечестве – Богочеловеке — Иисусе Христе, силою Духа Святаго становимся, если можно так выразиться, «ипостасью» ипостаси единородного Сына, и в Нём усыновляемся Богу Отцу, и во Христе приобщаемся таинственной жизни «Троицы единосущной и нераздельной».

Не ты, не я, а мы – Сын Божий, причем в единственном числе. Как капля, отделившаяся от реки, не впадает в море, так человек, отделившийся от других, отпадает от Сыновства Христова.

У человека выбор: или обрести Христа друг в друге через мистическое Тело Христово – Церковь, в которой продолжается историческое присутствие Христа на земле, и в Ней во Христе стать Сыном Божием, или «отмежеваться» друг от друга своей самостью, и тем самым оторвав себя от Христа, стать частью сугубо тварного мира и перестать претендовать на богосыновство, довольствуясь участью «животной твари».

Есть очевидная истина, которую христианин, в своей гордыне, всегда упускает из вида: истинным Христианином в бытии может быть только Один Человек – Иисус Христос, всем остальным этого не дано по рождению, так как никто из нас не способен выполнить требования, необходимого для спасения: «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Матф.5:48),… «услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Матф.19:25-26).

И только Один Человек — Христос мог выполнить это условие, так как Он рожден не только от «человеков», но и от «Творца Человеков» — Отца Небесного. Потому, истинное призвание человечества, и цель жизни каждого в отдельности – обожение: единение не со Христом, а во Христе друг с другом, причащаясь, (становясь причастными) Его Телу и в Нём богосыновству.

Но обожение возможно только тогда, когда мы готовы открыть своё сердце для любви, когда она в нас обитает, ведь Любовь не качество человеческих чувств, а действующий в нас Бог, «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Иоан.4:8), имя божественной Любви – Христос Сын Божий… Когда мы в Любви, мы единое друг в друге и во Христе Иисусе. Творец «избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа» (Еф.1:4,5).

ИЖЕ ЕСИ НА НЕБЕСЕХ (Пребывающий на небесах) —

«В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт.1:1) – с этого начинается история во времени и пространстве сотворённого Богом мира.

Тайна творения – тайна Иисуса Христа: «Все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол.1:16-18). А так как Христос – Богочеловек: истинный Бог и истинный Человек, Дух и Тело, «небо» и «земля», две природы в единой Личности, неделимые и неслиянные, то и в творении две природы, неделимые и неслиянные, два мира: «небо» — мир духовный и «земля» — мир материальный, два мира в творении, едином во Христе.

Но нельзя человеческую природу Христа отождествлять с Его Божественностью. Человек Иисус, так же тварен, как каждый из нас. Бог обитает в материальном Теле Христа неслиянно, хотя и нераздельно, невидимое в видимом. Он неслиянен с материей. «Духа истины … мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его» (Иоан.14:17), так как «Бог есть дух и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Иоан.4:24). Подобное пребывает в подобном, потому Бог пребывает в мире духовном – «небесном».

«Небо» — мир духовный – мир духов: ангелов и человеческих душ, а не материи, которая абсолютно чужда Богу.

Созданиям мира духовного Богом дарована свобода, так как только свободный способен вместить в себя Любовь, которая есть Бог. Она есть то, что со-растворяет души друг в друге и во Христе, не растворяя при этом личности.

Но свобода, как Божественная сущность, – тяжелое бремя, которое не каждый может нести. Она всегда соблазн для завистливых и гордых душ, которые воспринимают свободу не как дар Божий, а как сущность своей природы.

Те ангелы и души, которые соблазнились свободой ради свободы, потеряли и то, что имели: надежду быть приобщёнными Божественной свободе — Любви во Христе, и стали рабами плоти. Образнее сказать, стали обитателями пространства между небом и землёю, так как отказавшись от «Неба», по природе не могут быть и «землёю».

А те, кто устояли, принимая неизбежное, что мы свободны не сами по себе, а присутствующим в нас Богом, и отказались от неё ради Него, стали причастными и Его Божественной Любви, а в Ней — Свободе. Эти служащие духи, не просто исполнители, а носители творческой воли Бога, с ними и в них Он пребывает, и через них участвует в жизни Своего творения.

«Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (Лк.9:23-24). «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф.5:3).

ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ (Да будет Имя Твое свято) –

Господь призывает нас: «будьте святы, потому что Я свят» (Лев.11:45). Но свят один лишь Бог: «Ты один свят» (Откр.15:4). Ангелы и святые святы не сами по себе, а пребывающим в них Богом, «если начаток свят, то и целое; и если корень свят, то и ветви» (Рим.11:16).  Ни ангелы, ни мы, человеки, не властны в своей святости, только тот «кого изберет Господь, тот и будет свят» (Чис.16:7).

Человек свят пребывающим в нём Боге: «Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Иоан.14:23) – говорит Иисус, а апостол Павел поясняет: «разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор.3:16), причем в прямом, а не в переносном смысле. Каждый человек богатырь, что в переводе со славянского – богоносец, (тырить переводится как нести). Каждый может быть избранным, единственное условие – готовность вместе со Христом — Человеком свою волю подчинить воле Божьей: «впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» (Лук.22:42).

Святость есть обитающая и действующая в нас — Любовь Божия, Имя которой Иисус Христос: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Иоан.14:23). В минуты святости человек не может не славить Его Имя, созерцая действующего в них и через них Иисуса Христа. И нет для человека большей радости, чем живущее в нас: и днем, и ночью, Имя Божие, свидетельствующее со всей очевидностью о пребывающем в нас Боге.

Но и в минуты богооставленности, призывая Имя Сына Божия усилием своей воли, тоскуя о «потерянной» благодати, нам даровано непостижимое чудо – «обратной связи», когда повторяемое Имя любимого, «воскрешает» Его присутствие в нас. Силой Его Имени, коренящейся в Иисусе Христе, мы возвращаем дар святости – нести в себе Бога Живого и творить волю Его.

««Да святится имя Твое». То есть сделай нас святыми, дабы посредством нас прославлялось имя Твое. Ибо как моими худыми делами Бог хулится, так моими добрыми делами святится» (Блаж. Феофилакт).

ДА ПРИИДЕТ ЦАРСТВИЕ ТВОЕ –

Если «царство» — то неизбежны подданные, которые исполняют волю Царя, служа ему верой и правдой, неизбежен и закон, объединяющий «всех и вся» в единое и стройное целое. Но так как наш Царь — Бог, а «Бог есть Любовь», то и закон, объединяющий три ипостаси в Единого Бога – есть Любовь. И так как «Бог есть Дух» (Иоан.4:24), то заблуждаются те, кто надеется на социальное воплощение Его Царства.  Христос говорил: «Царство Мое не от мира сего» (Ин.18:36). «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:20,21) — открывает Он его метафизическую сущность. Подобное пребывает в подобном. Т.е. Царство, царящее в Св. Троице, распространяется на «Небесное Царство» — мир духов.

Те ангелы и души, обитатели «Небесного Царства» — мира духовного, кто свободно выбрал причастность Богу, принял и служение Его Промыслу, как смысл своей жизни. И соединив свою волю с Волей Бога, обрели в Нём и Его Царствие, становясь свободными носителями Его Воли и исполнителями Его закона Любви в Творении Божьем.

И как в ангелах пребывает Бог и с Ним Царствие Св. Троицы, так и в наши души оно приходит вместе с любовью ко Христу Сыну Божьему, как свидетельствует Он Сам: «кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин.14:23). Только тогда Бог, явивший и нам смысл жизни, будет святиться в нас, т.е. пребывать в нас Своей святостью. Вместе с Ним и приидет Его царствие. Его законы станут нашими законами, Его Воля станет нашей волей.

ДА БУДЕТ ВОЛЯ ТВОЯ, ЯКО НА НЕБЕСИ И НА ЗЕМЛИ (…как на небе, так и на земле) —

«Земля» — мир материальный – мир не свободный, как «небо». Бог, единственно свободный и изливающий Себя — Любовь на своё творение, Творец и Владыка, сотворивший человека свободным, по образу Своему, — способным к любви творцом и владыкой. По этой причине Он создал материальный мир (материал), чтобы человек проявил своё богоподобие и в свободном земном творчестве стал соработником Божественному творчеству, «ибо мы соработники у Бога» (1Кор.3:9). «В самом деле, мы только одни из всех созданий имеем, кроме ума и сердца, еще и чувства. То, что естественно соединено с рассудком, открывает разнообразное множество искусств, наук и знаний: земледелие, строительство домов, творчество вещей из ничего, — разумеется, не из совершенного небытия, ибо это уже дело Божие, — все это дано только людям» (Григорий Плама).

Он передал своё благословение людям через своего пророка: «…да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею,… плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте» (Быт.1:26,28).

Когда Бог поселится в наших душах и будет царствовать в них, тогда и в нас, как в ангелах, воля свободно сольётся с Волей Божией.

А так как мы — Человек и телесно связаны с миром материальным, Божественная воля, ставшая нашей в душе, осуществится и на земле.

ХЛЕБ НАШ НАСУЩНЫЙ ДАЖДЬ НАМ ДНЕСЬ (давай нам каждый день) –

То, что Христос, в первую очередь, понимает под хлебом не еду, нам понятно из Евангелия: «не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф.6;31-33), «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» [Мф.4:4].

Хлеб в Церкви — символ Христа. Об этом сказал Он Сам: «Я есть Хлеб жизни… хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет» (Ин.6:48,50). Если земной хлеб питает физическую, ныне тленную, человеческую плоть, то Христос — Хлеб Небесный, приобщает человека к полноте Божественной вечной жизни. И ещё: хлеб — символ Церкви, так как Она — мистическое Тело Христово до скончания века: «Как этот хлеб был рассеян по холмам и, будучи собран, стал единым, так будет собрана Церковь Твоя от концов земли в Твое Царствие» (Дидахе, гл.9).

Понимая под «хлебом насущным» наше материальное благополучие, мы, становимся прежде всего жертвами неточного перевода: в греческом оригинале это «ἐπιούσιον» — эпиусиус, где «эпи» обозначает: расположение поверх, выше чего-л., над чем-л. или возле чего-л., при чём-л.; следование за чем-л., после чего-л., а о/усия – сущность.

Потому прося о «хлебе насущном», мы просим о Хлебе НАДсущном или ПАРАЛЛЕЛЬНОсущном, чтобы Бог не лишил нас причастности Тела Христова; и только во вторых: мы, не победившие в себе животный страх, а с ним инстинкт самосохранения, пытаемся низвести Бога до материальных проблем и надеемся, что Он будет милосерден и к нашим животным инстинктам.

И ОСТАВИ НАМ ДОЛГИ НАШИ, КАК И МЫ ОСТАВЛЯЕМ ДОЛЖНИКОМ НАШИМ

Это единственный из известных нам законов, по которому живёт Любовь – Сам Бог, которым воссоединяется наша «падшая» тварная природа с «образом и подобием Божием» — Христом, обитающим в нас. Обожение, как цель человеческой жизни, совершается подражанием Христу.

«Оставление долгов есть Божие свойство, и свойство преимущественное, — сказано: никто не «может оставляти грехи, токмо един Бог» (Лк.5:21). Поэтому: если кто в жизни своей уподобился отличительным чертам Божия естества, то сам, некоторым образом,  делается тем же с кем сходство показал в себе точным уподоблением,…  так что, делая то, что свойственно делать одному Богу, по-видимому, и сам делается вторым богом,… и тогда уже осмелиться называть Бога Отцом своим и просить прощения в прежних прегрешениях, потому что не всякому просящему возможно получить то, чего желает, но тому, кто делами приобрел себе право просить с дерзновением» (св. Григорий Нисский).

Христос учит нас, как стать единым с Ним, чтобы быть усыновлённым Отцом: «Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин.12:47), потому: «Не судите, да не судимы будете» (Мф.7:1), «если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших» (Мк.11:26), «ибо каким судом судите, [таким] будете судимы; и какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить» (Мф.7:2). «Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (1Пет 4:8).

И НЕ ВВЕДИ НАС ВО ИСКУШЕНИЕ

«В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» [Иак.1:13,14].

Тот, кто вверяет кому-то государственную казну, не имеет целью его искусить, но казна сама есть искушение, и мало кто из хранящих не делается вором, как только вверивший её отлучится. Так и «образ и подобие Божие» в человеке сам по себе без присутствующего в нас Духа Христова, становится для нас искушением, и мы наивно предполагаем, что в Его отсутствии имеем право судить «всех и вся» как Бог. «Образ и подобие» вне Христа неизбежно вырождается в эгоцентризм: мы приписываем себе Его божественные свойства, становясь неправедными судьями этого мира. В этом причина грехопадения человечества, искусившегося богоподобием без Бога: «будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт.3:5). В этом причина того, что «мир весь во зле лежит» (1Ин.5:19), где не исполняется воля Божия нет Царства Небесного.

И в этом человеку «помогает» тот, кто первый противопоставил себя Богу – «сатана» и его последователи, снова и снова искушая нашу богоподобную природу: зачем вам Бог? Вы сами как боги, знающие добро и зло.

Но «враг не имеет никакой власти над нами, если не будет на то предварительно допущения Божия. Потому-то весь наш страх, все благоговение и внимание должны быть обращены к Богу, так как лукавый не может искушать нас, если не дастся ему власти свыше» (св. Киприан). И когда, «ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению» (Сир.2:1). Более того, не только будьте готовы, но «с великою радостью принимайте, … когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка» (Иак.1:2-4). Потому «слова молитвы: ««не введи нас во искушение» — не то значат, что «не попусти нам когда-либо искуситься», но «не допусти нам быть побежденными в искушении»» (св. Кассиан).

НО ИЗБАВИ НАС ОТ ЛУКАВОГО

Ангельский мир сосуществует с человеческим. Так как Бог – Дух и материя абсолютна чужда Его Сущности, именно ангелы, будучи частью единого творения, но относящиеся не к «грубой» материи, а к «энергетичеким» началам этого мира, являются посредниками между Богом и человеком. Они «несут» в себе и выполняют волю Творца в мире Им созданном.

Ангелы невидимы и бестелесны, они подобны свету и наполняют собой всю вселенную, пронизывают всю молекулярную структуру материи. Это свойство ангелов, позволяет им обитать не только в воздухе, в «преисподней» земли, но и в теле и сознании человека.

По Промыслу Божьему часть ангелов отказалась исполнять в мире волю Божию и впало в самоволие. Этих ангелов мы называем «бесами» или «демонами», а так как «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф.11:12), они играют свою промыслительную роль на пути человеческого спасения. В противоборстве с богоборческими силами, приобретается смирение, а с ним стяжаются дары Духа Святаго.

В силу ангельских свойств бесы внедряются в человека и гнездятся в наших сердцах (по свт. Диадоху Фотикийскому) и подсознании (по прп. Макарию Египетскому), пытаясь, из зависти к богоподобию человека, низвести его до состояния своего духа. Поэтому, не будем обольщаться, каждый из нас одержим бесами.

«Твое сердце есть гробница и гроб. Ибо когда начальник зла и его ангелы делают там себе жилище,…  когда в уме твоем и в мыслях твоих свободно ходят силы сатаны, разве ты не ад и не гроб, и не надгробный памятник, и не мертв Богу?… Рассмотрите ваш ум, братья, кого вы являетесь общниками, ангелов или бесов? Кого вы храм? Жилище ли вы Бога или диавола? Ваше сердце каким сокровищем наполнено, — благодатью или сатаной? Как дом, наполненный зловонием и навозом, нужно его совершенно очистить и украсить и наполнить всякого благовония и сокровищ … Воздержание от зла, не есть еще совершенство. Но если ты вошел в твой лишенный силы ум и убил змея, гнездящегося ниже ума и глубже мыслей, в так называемых кладовых и складах души, убивающего тебя и устроившего себе там гнездо, и выбросил из себя всю нечистоту, которая в тебе — это совершенство». (прп. Макарий Египетский)

«Самое решительное оружие борца и подвижника, — это войти в сердце и вести там войну против сатаны и возненавидеть себя и отречься от своей души, и разгневаться на нее и порицать ее, противостать сосуществующим с ней желаниям и противоборствовать мыслям, и сразиться с собою» (Житие преп. Антония). Но так как это самое большее, на что мы способны своими силами — противоборствовать, а освободить своё сердце и ум бессильны, мы просим, «чтобы Дух Святой пришел бы вместо сатаны и упокоился бы в душах христиан» (прп. Макарий Египетский). Просим Христа, обитающего в нас, избавить нас от лукавого, так как Он Единственный на земле Богочеловек, который имеет полноту власти над  сатаною.

«Не здоровые имеют нужду во враче, но больные…»  (Мф.9:12).