НАУКА и РЕЛИГИЯ: великий развод

Духовность и наука – два великих подхода человечества к поиску Истины. Они дают знания о нас и о Вселенной, две стороны одного Творения.

Источник знаний был один. Представители самой древней известной нам цивилизации – шумерской (3800 годы до н. э.) – считали, что исследование внешнего и внутреннего мира – одно и то же… Священники в храмах не только проводили богослужения, но и записывали в священных книгах результаты работ, исследований и открытий в различных областях знаний.

      Шумеры знали о 26 000-летнем периоде прецессии (медленном движении оси вращения Земли по круговому конусу), о весеннем и осеннем равноденствии, мутациях растений. Они умели выращивать фрукты и овощи, создали ирригационную систему, орошавшую весь «плодородный полумесяц» (бассейны рек Тигр и Евфрат).

      Человеческая душа в мистическом восприятии окружающего ее Великого Творения тоскует по Господу, возносится к небу и наполняется Любовью… Научный поиск [также] берет начало в стремлении, побуждающем разум вдохновенно воспарять в бесконечные высоты и искать ответы на вопросы, которые уже невозможно игнорировать.

      Повсюду – в интеллектуальном поиске разума или в мистическом поиске духа – человека манит свет Знания, и мы отвечаем на этот зов.

      Перенесемся по оси времени на 3000 лет вперед. Древняя Греция. Греческие философы задавали Великие Вопросы, например: «Зачем мы живем? Что мы должны сделать со своей жизнью?» Они заложили основы теории атомарного строения вещества, изучали законы движения небесных тел и занимались разработкой универсальных принципов этики.

      Из астрологии возникла современная астрономия. Астрономия дала начало математике и физике. Алхимики в неистовом поиске способов получения философского камня и эликсира бессмертия заложили основы науки химии. От нее позднее «отпочковались» физика элементарных частиц и молекулярная биология. Сегодня проблемами достижения бессмертия занимаются биохимики, изучающие ДНК.

     В великих культурах Древнего мира всегда существовала связь между человеческим и божественным. В обращении к Земле и Космосу всегда использовали местоимение «ты» и никогда не упоминали о них в третьем лице. Люди чувствовали, что приобщены к великой тайне, частью которой являются и они…

      Человек переживает божественное в материальном мире. Природа и Космос одухотворены великим Присутствием.

Живой мир. Мир, в который люди верили до научной революции, был живым. В Китае смотрели на него как на динамическое взаимодействие непрерывно изменяющихся энергий. Нет ничего неизменного и статичного, все течет, изменяется и вечно возрождается.

      Люди Запада полагали, что мир создан волей и разумом Божественного Создателя. Они считали, что составляющие части этого создания соединены «Великой цепью бытия». Она тянется от Бога, проходит через ангелов и достигает человека, животных, растений и минералов. Каждое звено этой цепи находится на надлежащем месте в едином и живом Целом. Ничто в мире не является обособленной его частью: каждый элемент связан с остальными…

       Народы, населявшие каждый континент, гармонично сосуществовали с Природой – животными и растениями, солнцем и дождем, живой Землей… Задача науки во всех этих культурах состояла в том, чтобы получить знание, позволяющее достичь гармонии между человеческой жизнью, великими силами природы и высшими силами. Люди хотели знать, как устроен мир, не для того, чтобы управлять Природой и черпать из нее полной ложкой, но чтобы жить в соответствии с ее живым дыханием. Все это кардинально изменилось в середине XVI столетия.

Ученые бросают вызов церковной власти. В средневековой Европе церковь захватила высшую власть. Она владела огромными землями, возводила на трон королей и устанавливала, что есть Истина. Церковь узурпировала право знать все. Она определяла законы не только духовного мира, но и мира физического.

      Но с упадком образованности «учителей церкви», которая была свойственна Отцам первых веков христианства, наука оказалась на правах «служанки» обслуживающей церковные нужды. Разрыв между наукой и духовностью был предопределён. Сегодня мы пожинаем плоды этого разрыва…

      Представители официального научного мира очень мало знают о духовных учениях, а церковнослужители не интересуются достижениями современной науки. Поэтому обе стороны фактически занимаются стрельбой друг в друга. Хотя научное видение мира и духовное осознание действительности – просто два взаимодополняющих способа смотреть на реальность…

      Всё началось в эпоху Возрождения. В начале 1600-х годов истинность научного утверждения больше не определялась церковными авторитетами или мнением духовной власти. Теперь знания следовало получать путем непосредственного исследования и наблюдения. Доказательства их истинности представлялись на основании свода согласованных принципов, который сегодня называется «научным методом».

     Ученые того времени не стремились сражаться с церковниками. Они знали, что это безнадежно и опасно. Они даже не пытались браться за изучение того, что как-то касалось Бога, души или человеческого характера и законов общества, так как сами оставались верующими людьми. Они ограничили себя исследованиями тайн материи.

Декарт отделяет сознание от тела, а человека – от Природы. Французский философ и математик XVII века Рене Декарт расширил пропасть между наукой и духовностью. «Нет ничего, включенного в понятие тела, что относилось бы к сознанию, – утверждал он, – и нет ничего в сознании, что принадлежало бы телу».

      Одним ударом клинка мысли монета реальности была рассечена пополам. Духовность и наука получили развод, и Декарт стал тем адвокатом, который помог его оформить.

      Хотя Декарт допускал, что и сознание, и материя были созданы Богом, он считал, что они различны и отделены друг от друга. Человеческое сознание, говорил он, является центром интеллекта и разума, которые предназначены для анализа и понимания. Областью научных исследований для него была только материальная вселенная – Природа. В ней он видел некую «машину», работающую в соответствии с определенными законами, которые могли быть сформулированы математически. Он считал возможным представить все действия человеческого тела как движения механической модели. Он писал: «Я рассматриваю человеческое тело как механизм»…

      В XVII веке завершился период, в котором люди воспринимали Вселенную как живое, трепещущее существо. Они стали представлять ее в виде механизма.

Фрэнсис Бэкон и порабощение Природы. Фрэнсис Бэкон (1561-1626), британский философ и ученый, много сделал для разработки научного метода, который мы можем схематически представить следующим образом: Гипотеза – исследование и экспериментирование – общие выводы – проверка этих выводов дальнейшими исследованиями. Конечно, утверждение научного метода способствовало значительному прогрессу человечества. Оно прошло великий путь от первых проблесков понимания законов природы до осуществления программ исследования космоса. Но это только половина истории.

Бэкон рассуждал о научном познании в терминах, которые были «порой просто порочны». Он считал, что природу следовало «загонять, как рыскающего зверя», «заставлять служить себе», «сделать рабом человека». Британский ученый поставил перед собой цель «вырвать у природы ее тайны».

     К сожалению, установка на обретение новых знаний ради того, чтобы подчинить природу человеку, поработить ее и «загнать», стала основным принципом развития западной науки. Бэкон сформулировал его в афоризме, известном каждому со школьной скамьи: «Знание – сила».

Классическая модель Ньютона. Человек, научная деятельность которого ярко продемонстрировала, что такое «научное видение мира», – сэр Исаак Ньютон (1643-1726). Недаром механистическая модель Вселенной нередко упоминается как «ньютоновская физика» или «ньютоновская модель». Эти термины имеют право на существование, поскольку Ньютон сделал в науке гигантский шаг вперед. Он сначала синтезировал идеи и методы своих предшественников, а затем пришел к неожиданным выводам, которые, казалось, расставили в мире все по своим местам. Математические доказательства того, что он утверждал, были столь убедительными, что ученые почти 300 лет не сомневались, что он совершенно точно описал законы природы.

      Ньютон, как и Декарт, считал мир механизмом, работающим в трехмерном пространстве. Любые процессы во Вселенной, утверждал Ньютон, могут быть описаны с такой математической точностью, что если знать начальные координаты объекта, его скорость и вид траектории, можно совершенно точно предсказать его будущее. Объяснение Ньютоном в одной теории двух таких несоизмеримых событий, как падение яблока и движение планет, было революционным. И это стало возможным потому, что ученый ввел понятие силы тяжести.

Механистический подход вскоре стал применяться во всех науках: астрономии, химии, биологии и так далее. С небольшими изменениями (такими, как некоторое усложнение описания реальности на уровне атома) мы привыкли представлять себе мир «по Ньютону» и сегодня.

      Представьте себе: как бы революционны ни были научные открытия Ньютона, его коллеги не подвергали сомнению «установки» церкви по поводу устройства мира. Как и многие другие люди, они верили, что Бог был архитектором и строителем мира. Ньютон написал в своей главной научной работе Principia Mathematica: «Прекраснейшая система из солнца, планет и комет могла быть создана лишь намерением и властью высокоразумного и могучего существа… Это Существо управляет Вселенной не как душа мира, но как Господин всего сущего… Он вечен и бесконечен, всемогущ и всезнающ… Он владеет всеми вещами и знает все, что есть или может быть… Я не вижу другой причины того, что одно тело в нашей системе способно осветить и согреть все остальное, кроме единственной: Творец счел это разумным».

      Как будто предвосхищая (и поддерживая) поход будущих поколений против материалистической философии, которая берет свое начало в ньютоновской механике, сэр Исаак Ньютон написал: «Атеизм настолько бессмыслен и одиозен, что мало кто из учителей проповедовал его».

      Если наука и духовность исследуют природу бесконечной реальности, их пути должны, в конечном счете, пересечься…

      История человеческого прогресса учит: развитие возможно тогда, когда в процесс поиска истины вовлекаются и объединяются в нем все более и более широкие области человеческого знания. Наука и духовность должны сотрудничать, а не соперничать.

Скандальный развод. Лишь более поздние поколения ученых решили, что им больше не нужен Бог или духовность. Освобожденные от ограничений религиозных догм, ученые начали действовать с удвоенной силой. Они объявили все невидимое и неизмеримое фантазией и заблуждением. Многие из них стали такими же догматиками, как и служители церкви. Они с непробиваемой уверенностью заявляли: мы – всего лишь небольшие машины, движущиеся внутри предсказуемого механизма Вселенной, которая подчиняется неизменным законам.

      Последователи Дарвина нанесли заключительный удар по духовности. Никакого Бога нет, утверждали они, а значит, нет и творческого разума, руководящего цветением межгалактической жизни. Но мало этого. Мы сами лишь случайные мутации, переносчики ДНК в лишенной разума Вселенной.

Надежда на примирение? Итак, Декарт утвердил в науке принцип разделенности сознания и тела в качестве фундаментального. Научный мир следовал этому принципу на протяжении сотен лет. И это вызвало бесконечные проблемы.

      «Материя бессознательна и подчиняется предсказуемым механическим законам. Она лишена какой-либо духовности». Подобный подход отделял человечество от живой природы. Это послужило идеальным оправданием для нещадного разграбления природных богатств. При этом люди нимало не заботились о других живых существах и о будущем планеты… И планета пострадала. Ее ресурсы истощились, земной шар покрылся слоем грязи. Над нашим общим домом под названием Земля нависла угроза разрушения.

      Но наука, продолжая изучать Вселенную, которая была объявлена мертвой, неожиданно открыла величайшую тайну. В начале ХХ столетия Альберт Эйнштейн, Нильс Бор, Вернер Гейзенберг, Эрвин Шредингер и другие создатели квантовой теории сказали миру: «Если мы проникнем в сокровенные глубины материи – то увидим, что там она превращается в энергию. Если мы опишем это математически, окажется, что материя вообще не материальна! Физическая Вселенная не является физической. Она возникает из поля более тонкого, чем сама энергия; из поля, больше похожего на информацию или сознание». Так была ослаблена мертвая хватка материализма.

Две стороны одной медали. Даже сейчас религия и наука противостоят друг другу. Почему? Потому, что сторонники и религиозного, и научного мировоззрения – люди. Помните, почему люди не задают Великих Вопросов? Потому что ответы, которые они получат, могут оказаться не такими, какие они хотят услышать.

      Что, если сознание и материя не разделены? Что, если между ними существует взаимосвязь? Сейчас на дворе XХI век, но господствующая наука все еще отказывается задуматься над этими вопросами.

     Сегодня – так же, как во времена Коперника, Ньютона и других столпов науки XVI и XVII веков, – консерваторы не только закрыты для нового знания, но и отчаянно выступают против него. Ортодоксы официальной науки твердо стоят на своих позициях и не желают даже думать о каких-либо изменениях.

Известное встречается с неизвестным. Классическая ньютоновская физика строилась на основании наблюдений за плотными материальными объектами – от падающих яблок до планет. Ее законы за несколько столетий были неоднократно проверены, доказаны и расширены. Они понятны и хорошо предсказывают поведение физических тел. Но в конце XIX столетия, когда физики углубились в изучение микромира, они обнаружили нечто весьма озадачивающее: ньютоновская физика на этом уровне реальности не работает! Ни предсказать, ни объяснить сей феномен они не могли.

      За последующее столетие возникла совершенно новая наука, известная как квантовая механика, квантовая физика или просто квантовая теория. Она не заменяет ньютоновскую физику, которая прекрасно описывает поведение крупных тел, т. е. объектов макромира. Она была создана, чтобы объяснить субатомный мир: в нем теория Ньютона беспомощна…

      Время и пространство – фундаментальные свойства привычной нам реальности – в квантовом мире неожиданно вытесняются существованием постоянной взаимосвязи между объектами. Неудивительно, что Эйнштейн полагал: вывод об этом – смертельный выстрел по квантовой теории. Ведь это бессмыслица…

      Тем не менее этот феномен является действующим законом Вселенной. Шредингер говорил, что взаимосвязь между объектами – не единственный интересный аспект квантовой теории, но важнейший.

Квантовая физика и мистика. Теперь нам несложно понять, где у физики и мистики могут быть точки соприкосновения. Объекты удалены друг от друга, но при этом взаимосвязаны. Электрон перемещается из точки А в точку В, но при этом между ними не появляется. Материальный микрообъект представляет собой (в математическом описании) волновую функцию, но когда его наблюдают или измеряют его параметры, он существует в пространстве как твердая частица.

      Мистицизм безо всяких проблем принимает все эти идеи. Они пронизывали духовные учения задолго до создания ускорителя элементарных частиц… Но доказывает ли квантовая теория истинность духовного мировоззрения? …Большинство ученых (ортодоксальных материалистов мы здесь не учитываем) приходит к выводу: параллели между физикой микромира и духовностью слишком явственны, чтобы их можно было игнорировать. И в квантовой теории, и в мистическом знании используется парадоксальная логика и соответствующий взгляд на мир.

      Мы очень хотим в конце концов получить единую концепцию реальности. Мы очень хотим, чтобы она не только разрешала проблемы квантовой физики, но и включала в себя ответы на духовные вопросы человечества.

             (Из книги «Кроличья нора»)