Покаяние — рождение свыше

Эта жизнь дана вам для покаяния. Не расточайте ее на другое.
св. Исаак Сирин.

Покаяние есть великое понимание.
Пастырь Ерма.

В 1920-ые годы к замечательному священнику, отцу Александру Ельчанинову, на исповедь пришел офицер и сказал: “Знаете, я вам могу выложить всю неправду моей жизни, но я ее только головой сознаю; мое сердце остается совершенно нетронутым, мне все равно. Головой я понимаю, что это все зло, а душой не отзываюсь ни болью, ни стыдом”. И отец Александр сделал потрясающую вещь; он сказал: “Не исповедуйтесь у меня, это будет совершенно напрасно. Завтра, перед тем как я буду служить литургию, вы выйдете вперед и, когда все соберутся, повторите то, что только что сказали мне, и принесете исповедь перед всеми собравшимися”. Офицер согласился на это, потому что чувствовал, что он мертвец, что в нем жизни нет, что у него только память да голова, но сердце мертво и жизнь в нем погасла. И он вышел с чувством ужаса: вот, я сейчас начну рассказывать, и все от меня отвернутся. С ужасом посмотрят на меня с мыслью: мы думали, что он порядочный человек, а он не только негодяй, но и мертвец перед Богом… Он стал, пересилил свой страх и ужас и начал говорить. И случилось нечто для него совершенно неожиданное: в момент, когда он сказал, для чего он стал перед царскими вратами, люди к нему обратились сострадательной любовью, он почувствовал, что все ему открылись, все открыли объятия своего сердца, все с ужасом думают о том, как ему больно, как ему стыдно.. И он разрыдался и в слезах произнес свою исповедь; и для него началась новая жизнь. (Из книги «Быть христианином» митрополита Антония Сурожского).

Древняя практика церковного покаяния. Хотя мы и говорим об исповеди как о Таинстве Покаяния, одно к другому ни в коем случае не сводится. Более точное название исповеди — Таинство Примирения. Главное содержание молитвы, которую священник возносит о пришедшем на исповедь — «Примири и соедини его (её) Святой Своей Соборной и Апостольской Церкви». А если «примири и соедини» — значит, человек был отделен, оторван от Церкви, находился вне Церкви. По какой причине? — По причине своего греха.

Грех — это преграда между человеком и Богом, между землей и Небом. Дары Св. Евхаристии позволяют нам преодолеть это расстояние, воссоединиться с Божественной природой, — но лишь в том случае, если устранена преграда греха, если мы примирены и воссоединены с Господом в Его Церкви. Так, Таинство Исповеди становится той дверью, через которую верующий человек идет к Евхаристии.

В древности все христиане, своими грехами разорвавшие общение с Церковью, если искренне желали снова возвратиться в ее лоно, приходили к пресвитеру-духовнику с изъявлением желания покаяться. Духовник, убедившись в искренности желания пришедших, вносил их имена в церковный список для общего сведения и поминовения при богослужении, возлагал на них руки в свидетельство разрешения их от отлучения и принятия в число кающихся и отпускал, наложив на кающихся епитимии согласно их согрешениям. Принятые таким образом в число кающихся, они пребывали потом вне Церкви в подвигах поста, молитвы и милосердия…

Заключительным моментом покаяния по исполнении епитимии было то, что прошедшие все степени покаяния, в более или менее продолжительное время, публично кающиеся исповедовали свои грехи пред всей Церковью, получали разрешение, обыкновенно в четверг или пятницу Страстной седмицы, чрез возложение руки епископа и чтение разрешительной молитвы, и допускались к Евхаристии. Самое принятие кающихся в Церковь было не только общественным актом, но и входило в состав общественного богослужения и совершалось торжественным образом…

Главным побуждением к отмене общественной (публичной) исповеди и замене ее тайной было то, что общественная исповедь превратилась в нелегкое испытание для христиан последующих времен. Многие начали избегать ее из‑за стыда или скрывали свои грехи. Кроме того, грехи, открываемые всенародно, могли послужить в соблазн для некоторых христиан, и чтобы спасительный для одних акт не стал источником соблазна для других, Церковь заменила публичную исповедь тайной. Следует принять во внимание и известный факт ослабления нравственной атмосферы в Церкви, связанного с расширением ее границ до имперских пределов…

Обычай, установленный в Русской Церкви, полностью соответствует древнехристианской норме. Трактат «Дидахи» («Учение двенадцати Апостолов»), относящийся к концу I — началу II века, содержит следующее наставление: «В день Господень собравшись вместе, преломите хлеб и совершайте Евхаристию, исповедавши прежде грехи ваши» (Гл. 14). Регулярная, сознательная исповедь способствует покаянию как длительному, непрерывному процессу исправления своего сознания и образа жизни. По существу, покаяние сопровождает всю сознательную жизнь человека. Это не значит рвать на себе волосы, лить слезы и просить прощения у незнакомых людей неизвестно за что: нет, это значит смотреть на себя глазами Спасителя, быть внимательным и требовательным к своему внешнему поведению и внутреннему состоянию, постоянно стремиться к исправлению и добиваться его.

     Великое понимание. Что такое покаяние? Обычно говорят: сожаление о грехах, чувство вины, ощущение горечи и ужаса от того, что мы нанесли раны другим и самим себе. И все же такое представление является неполным… Мы ближе подойдем к существу вопроса, если рассмотрим буквальный смысл греческого слова, обозначающего покаяние: metanoia. Оно означает «изменение ума»: не просто сожаление о прошлом, но фундаментальная трансформация нашей способности смотреть на вещи, новый взгляд на самих себя, на других и на Бога — «великое понимание», по слову Пастыря Ерма. Великое понимание — но не обязательно эмоциональный кризис. Покаяние — это не приступ угрызений совести и жалости к себе, но обращение, перенесение центра нашей жизни на Святую Троицу.

Как «новый ум», обращение, перенесение центра существования, покаяние — прежде всего позитивно, не негативно. Как говорит св. Иоанн Лествичник, «покаяние есть дочерь надежды и отвержение отчаяния». Это не упадок духа, но энергичное ожидание; это не значит, что ты оказался в тупике, но что ты обретаешь выход. Это не ненависть к себе, но утверждение своего истинного «я» как созданного по образу Божию. Каяться — значит смотреть не вниз на свои собственные недостатки, но вверх — на любовь Божию; не назад, упрекая себя, но вперед — с доверием и надеждой. Это значит видеть не то, чем я не смог быть, но то, чем я еще, по благодати Христовой, могу стать.

Истолкованное в этом позитивном смысле, покаяние видится не только как единичный акт, но как постоянная установка. В личном опыте каждого человека бывают решающие моменты обращения, но в настоящей жизни работа покаяния всегда остается незавершенной. Поворот, или переориентация, должны постоянно обновляться; в течение жизни вплоть до момента смерти, как считал авва Сисой, «изменение ума» должно становиться все более радикальным, «великое понимание» — все более глубоким. Св. Феофан Затворник утверждает: «Покаяние — это начало и краеугольный камень нашей новой жизни во Христе; оно должно быть не только вначале, а и на протяжении нашего возрастания в этой жизни, углубляться по мере того, как мы совершенствуемся»… Покаяние есть просвещение, переход из тьмы в свет; покаяться — значит открыть свой взор божественному сиянию, не печально сидеть в сумерках, но приветствовать восход. И покаяние эсхатологично: оно есть открытость к Последним Вещам, которые не где–то в будущем, но уже присутствуют в настоящем; покаяться — значит признать, что Царство Небесное — посреди нас, уже действует в нас и что, если только мы примем пришествие Царства, все вокруг станет новым для нас.

Соотношение между покаянием и пришествием великого света особенно значимо. Пока вы не увидите свет Христов, вы не сможете в действительности увидеть своих грехов. Пока в комнате темно, говорит епископ Феофан Затворник, вы не замечаете грязи, но при ярком освещении можно различить каждую пылинку. Так же обстоит дело и с комнатой нашей души. Порядок не таков, что мы должны сначала покаяться, а потом осознать присутствие Христа; ибо только тогда, когда свет Христов уже вошел в нашу жизнь, мы действительно начинаем понимать свою греховность. «Каяться, — говорит св. Иоанн Кронштадтский, — значит знать, что в твоем сердце — ложь»; но ты не можешь обнаружить присутствие лжи, если еще не имеешь некоторого понятия об истине. Как говорит Уоткин, «…познание Бога порождает чувство греха, а не наоборот». Согласно отцам пустыни, «чем ближе человек к Богу, тем яснее он видит, что он грешник». Начало покаяния: видение красоты, а не безобразия; осознание Божественной славы, а не собственного убожества.

«Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф 5, 4): покаяние означает не просто оплакивание своих грехов, но утешение (paraklesis), которое возникает от уверенности в Божьем прощении. «Великое понимание» и «изменение ума», означающие покаяние, состоят именно в этом: в понимании, что свет во тьме светит и тьма не объяла его (Ин 1, 5). Другими словами, каяться — значит осознавать, что существует как добро, так и зло, как любовь, так и ненависть; значит утверждать, что добро сильнее, верить в конечную победу любви. Кающийся человек — это тот, кто признает и принимает чудо: Бог имеет власть прощать грехи. И поскольку он принимает это чудо, прошлое для него больше не является невыносимым бременем, ибо он больше не считает прошлое необратимым. Божественное прощение разрывает цепь причин и следствий и развязывает в сердце человека узлы, которые он сам не в состоянии распутать. Многие сожалеют и скорбят о своих прошлых поступках, но в отчаянии говорят себе: «Я не могу себе простить того, что я сделал». Неспособные простить себя самих, они равным образом не могут поверить, что они прощены Богом, а также и другими человеческими существами. Такие люди, несмотря на интенсивность их страдания, еще и не начинали каяться. Они еще не достигли «великого понимания», то есть знания того, что любовь побеждает. Они еще не пережили «изменения ума», которое заключается в том, что человек может сказать: «Я принят Богом; от меня требуется, чтобы я признал факт моего принятия». В этом сущность покаяния…

Таков наш опыт «великого понимания», или «изменения ума», обозначаемых словом «покаяние». Полное печали, но в то же время полное радости, покаяние выражает то плодотворное напряжение, во все времена характерное для христианской жизни на земле, которое с такой силой описал апостол Павел: «Мы [… ] всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем; [… ] нас почитают умершими, но вот, мы живы; [… ] нас огорчают, а мы всегда радуемся» (2 Кор 4, 10; 6, 9–10). Как жизнь в постоянном покаянии наше христианское ученичество есть соучастие одновременно в Гефсиманском борении и в событии Преображения, в Распятии и в Воскресении. Св. Иоанн Лествичник выражает это такими словами: «Кто облекся в блаженный, благодатный плач души, как в брачную одежду, тот познал духовный смех души». (Из книги «Внутреннее Царство» митрополита Каллиста Диоклийского).

   Библейская энциклопедия Брокгауза. I. ПЕРЕВОД. Слово «каяться», к-рым в Синод. пер. передается ряд евр. и греч. слов (евр. шув, «обратиться», «возвратиться», нахам, «сожалеть о чем-либо», «раскаиваться в чем-либо» и греч. метаноэйн, «изменять образ мыслей») часто трактуется только в значении греч. метаноэйн — «изменять образ мыслей». Однако подобное толкование слишком односторонне. Греч. слово метанойа («покаяние») в своем значении восходит к ВЗ, передавая смысловое содержание евр. слова шув (хотя в Септуагинте шув передается как эпистрэфэйн — «оборачиваться», «возвращаться»). Слово шув имеет более широкое значение, чем просто «духовный процесс изменения взглядов». Оно относится к существу человека и обозначает его полное обращение к Яхве. Это выражается в повиновении Божьей воле, в доверии к Господу, в отказе от помощи других богов и людей…

  1. КТО ПРИВОДИТ К ПОКАЯНИЮ. В Библии ясно говорится, что к П. приводит Сам Бог, Его благость (Рим 2:4)… Он устанавливает связь с человеком и приближает Царство Небесное (Мф 3:2)…Бог не хочет смерти «беззаконника», Он желает, чтобы грешник «обратился от путей своих и был жив» (Иез 18:23). П., к к-рому призывают апостолы (Деян 2:38), — это не насилие человека над собой и не свидет-во его внутр. смятения, а обращение к Иисусу Христу, Который «пришел взыскать и спасти погибшее» (Мф 18:11). Из притчи о блудном сыне (Лк 15) становится ясно, что П. человека заключается в исповедании (см. Исповедание, исповедовать) им своей вины (ст. 21; ср. Иов 42:6; Пр 28:13; 1Ин 1:9) не только перед Богом, но, если необходимо, и перед человеком (Иак 5:16)

III. ВНЕШНЕЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ПОКАЯНИЯ. П. и обращение начинаются с отказа от самооправдания и, возм., даже с отказа человека от своей предыдущей жизни… Пророки во все времена выступали против внешнего П., не сопровождавшегося искренним обращением. Иоиль призывает вместо разрывания одежд «раздирать» сердца (Иоил 2:12 и след.), а Иоанн Креститель предостерегает от внешнего притворства, оставляющего в забвении «достойный плод покаяния» (Мф 3:7 и след.). Истинное П., начинающееся с признания собств. вины (Иов 42:6), ведет к совершению праведных поступков (Деян 26:20), включая отказ от прежнего образа жизни (Рим 6:1 и след.).

  1. ПОКАЯНИЕ И НАЧАЛО НОВОЙ ЖИЗНИ. П. тесно связано с верой, возрождением и крещением (Мк 1:15; Лк 24:47; Деян 2:38). Именно эту связь имел, вероятно, в виду автор Послания к Евреям, когда писал о возможности покаяться лишь единожды (Евр 6:4-6; ср. 12:17). Т.о., несмотря на безграничность Божьей милости, возможность к П. имеет свои пределы. Человек кается однажды, как однажды принес Себя в жертву Христос (Евр 7:27; 9:12; 10:10). Сознат. совершение тяжкого греха может сделать П. невозможным, т.к. истинное П. включает не только признание вины, но и отказ от греховных поступков…Наряду с П. как поступком, совершаемым лишь однажды на пути обращения к Богу, существует повседневное П., каждый раз заново подтверждающее уже совершенное однажды: «умерли со Христом» (Рим 6:8), «умер однажды», но, несмотря на это, необходимо «почитать себя мертвыми». Решение обратиться не принимается каждый раз заново, но по-стоянно подтверждается и укрепляется.
  2. ПРОПОВЕДИ О ПОКАЯНИИ В БИБЛИИ. В Библии содержится множество проповедей о П. Главными проповедниками П. в ВЗ были Иеремия (Иер 2; 3), Амос (Ам 5), Иона (см. Иона 3), а в НЗ — Иоанн Креститель (Мф 3:1 и след.). Эту традицию продолжил Иисус, а ап. Петр ввел ее в древней Церкви (см. Деян 2:14 и след.,37 и след.)… Эта проповедь отнюдь не призвана повергнуть слушателя в отчаяние, она открывает ему путь спасения (Ам 9:11 и след.; Лк 3:18). В этом и заключается ее отличие от предсказаний грядущих бед. Следствием истинной проповеди П. является обращение грешника, принятие им Евангелия (Мк 1:15) и прощение грехов (Лк 24:47; Деян 5:31 и др.). Церковь по повелению Христа возлагает на себя миссию проповедовать П. всему человечеству (Лк 24:47; Деян 17:30).

P.S.

  • Познание Бога порождает чувство греха, а не наоборот.
  • Чем ближе человек к Богу, тем яснее он видит, что он грешник.
  • Кто облекся в блаженный, благодатный плач души, как в брачную одежду, тот познал духовный смех души.
  • Покаяние есть дочерь надежды и отвержение отчаяния.
  • Покаяние — должно быть не только вначале, а всю жизнь углубляться по мере того, как мы совершенствуемся.