Притчи

Однажды ученик великого мудреца решил испытать своего учителя. Он поймал бабочку и подумал: «Вот мой учитель все знает, сейчас подойду к нему и спрошу: «В моей руке бабочка, как ты думаешь, живая она или мертвая?» Если скажет, что живая сожму кулак, и она умрет, если скажет, что мертвая разожму кулак, и она улетит». — Учитель, в моей руке бабочка, как ты думаешь, живая она или мертвая? — Все в твоих руках, — ответил учитель…

***

Умирающий человек говорил: «В молодости я хотел изменить весь мир, позже я хотел изменить свой город, а еще позже я хотел изменить свою семью, но у меня ничего не получалось. Теперь, я понимаю, что я смог бы изменить семью, город и мир, если бы я изменил себя»

***

Спросили мудреца: “Какое самое важное время в жизни? Кто самый значительный человек в твоей жизни? Какой поступок всего важнее совершить?” И ответ был таков: – Самое важное время в жизни – это теперешнее мгновение, потому что прошлое утекло, а будущего еще нет; самый значительный человек в твоей жизни – тот, который сейчас перед тобой; и самое важное дело в жизни – в это мгновение этому человеку дать все, что можешь ему дать…

***

Когда-то жил очень старый человек. Глаза его ослепли, слух притупился, колени и руки дрожали. Сын и его жена с отвращением смотрели на старика и во время еды сажали его за печку, а еду подавали в старом блюдце. Однажды руки его так тряслись, что он не смог удержать блюдечко с едой. Оно упало и разбилось. Тогда ему купили деревянную миску. Теперь он должен был есть из неё.
Как-то раз, когда родители сидели за столом, в комнату вошел их четырёхлетний сын с куском дерева в руках. — Что ты хочешь сделать? — спросил отец. — Деревянную кормушку, — ответил малыш, — из неё папа с мамой будут кушать, когда я вырасту.

***

Рыбак перевозил на лодке человека. Пассажир увидел, что на одном весле написано «молись», а на другом -«трудись».  — Зачем это? — спросил он.  — Для памяти — ответил рыбак. — Чтобы не забыть, что надо молиться и трудиться.  — Ну, трудиться, понятно, а молиться, — человек махнул рукой, — это не обязательно. — Не обязательно? — переспросил рыбак и вытащил из воды весло с надписью «молись», а сам стал грести одним веслом. Лодка закружилась на месте. — Вот видишь, какой труд без молитвы.

***

Человеку приснился сон, будто идет он по песчаному берегу, а рядом с ним — Господь. И начал человек вспоминать события своей жизни. Вспоминал радостные — и замечал на песке две цепочки следов, своих и Господа. Припоминал несчастья — и видел лишь одну. Опечалился тогда человек и стал спрашивать Господа: — Не Ты ли говорил мне: если последую путем Твоим, Ты не оставишь меня? Почему же в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку? Почему Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе? Господь ответил: — Я никогда тебя не покидал. Просто в пору бед и испытаний Я нес тебя на руках.

***

Притча от преподобного Силуана Афонского.
Летал орел в высоте, наслаждался красотою мира и думал: «Я пролетаю большие пространства и вижу долины и горы, моря и реки, луга и леса; вижу множество зверей и птиц; вижу города и селения, и как живут люди; а вот деревенский петух ничего не знает, кроме своего двора, где видит всего лишь немного людей и скота; полечу к нему и расскажу о жизни мира». Прилетел орел на крышу сельского дома и видит, как храбро и весело гуляет петух среди своих кур, и подумал: «значит, он доволен своею судьбою; но все-таки расскажу ему о том, что знаю я». И стал орел говорить петуху о красоте и богатстве мира. Петух сначала слушал со вниманием, но ничего не понимал. Орел, видя, что петух ничего не понимает, опечалился, и стало ему тяжело говорить с петухом; а петух, не понимая, что говорит орел, заскучал, и стало ему тяжело слушать орла. Но каждый из них оставался доволен своею судьбою.

Так бывает, когда ученый человек говорит с неученым, но еще более, когда духовный говорит с недуховным. Духовный подобен орлу, а недуховный петуху; ум духовного день и ночь поучается в законе Господнем и молитвою восходит к Богу, а ум недуховного привязан к земле или занят помыслами. Душа духовного услаждается миром, а душа недуховного остается пустою и рассеянною. Духовный, как орел летает в высоте, и душою чувствует Бога, и видит весь мир, хотя и молится в темноте ночи, а недуховный услаждается или тщеславием, или богатством, или ищет плотских наслаждений. И когда духовный встречается с недуховным, то обоим им скучно и тяжело общение.

***

Один горожанин спросил у Мастера: — Я возношу хвалу Господу каждый день. Мой сосед делает то же самое, но на него нисходит благодать регулярно, мне же не удалось достичь этого состояния ещё ни разу. В чем тут дело? — Сколько раз в день ты читаешь молитву? — Ровно 10 раз: пять утром и пять вечером. — А сколько раз твой сосед возносит хвалу Господу? — Я не знаю, Мастер. — Узнай, и потом возвращайся ко мне. Через некоторое время горожанин возвратился к Мастеру и сказал ему: — Я в течение всего дня наблюдал за соседом, и оказалось, что он произносит молитву 144 раза — дюжину дюжин раз. — Вот видишь. Ты прикладываешь слишком мало усилий. Как же ты можешь ожидать того же результата, что у твоего соседа? Через несколько недель горожанин опять пришел к Мастеру: — Я возношу хвалу Господу каждый день, по 144 раза. Мой сосед делает то же самое. Но на него по-прежнему нисходит благодать, а на меня по-прежнему — нет. Что я делаю не так? В чем тут дело? — Твой сосед не считает, сколько раз это делаешь ты.

***

Стал волк христианином, ходит и говорит всем: «Простите, благословите». Идет мимо заяц, он ему: «Здравствуй заяц», тот: «Здравствуй волк». «Ну ты меня прости заяц, я был не прав». «Бог тебя простит волк». Идет дальше навстречу ему гусь, он говорит: «Ну ты меня прости гусь, я может быть когда-нибудь был не прав, родственников твоих обижал и еще что-то». Гусь ему: «Шшш». Волк ему говорит: «Гусь ну ты не гневайся я все-таки так вот и так, прости меня, я теперь другой стал, я христианин». А гусь опять «Шшш». Волк взял его и съел. Ему говорят: «Ты что, волк, ты же христианином стал», а тот: «А что он на святого шипит?»

***

Однажды четверо монахов затворились в келье горного храма, дав обет промолчать семь дней. К ним имел доступ лишь мальчик-служка, приносивший все необходимое. В первый же день с наступлением ночи в келье начал меркнуть светильник. Казалось, вот-вот он угаснет. Один из монахов тот, что сидел к огню ближе других, не на шутку встревожился и воскликнул: — Мальчик, поправь же скорее фитиль! Услыхав это монах, сидевший с ним рядом, сказал: — Кто же это говорит, когда дал обет молчания?! Сосед второго очень рассердился на обоих за нарушение обета и проговорил: — И что вы только за люди! Тогда старший монах, восседавший на главном месте, с важным видом изрек: — Только мне одному удалось промолчать!

***

Прохожий попал на перекресток, где справа было написано: «Хорошая жизнь», слева была надпись: «Плохая жизнь», а прямо перед ним был указатель с надписью: «Путь к Богу». – «Ну, к Богу-то я всегда успею – сказал прохожий, — а вот пожить хорошо – это как раз для меня!» Пошел вправо, начал жить честно, по совести, но стало ему скучновато. «Дай, — думает, — попробую, что такое «плохая жизнь»?» Повернул налево, а там разгул: днем и ночью пьянки да танцы – дым столбом! Скоро и эта жизнь стала ему невмоготу. Снова попробовал жить хорошо, но опять соскучился. Перешел влево повеселиться, но потерял здоровье и умер.

***

Я просил у Бога забрать мою гордыню, и Бог ответил мне:
— Нет! Гордыню не забирают, от неё отказываются.
Я просил у Бога даровать мне терпение, и Бог ответил:
— Нет! Терпение не дают, а приобретают в испытаниях.
Я просил у Бога даровать мне счастье, и Бог сказал:
Нет! Даётся благословение, и только от тебя зависит, будешь ты счастлив или нет.
Я просил Бога уберечь меня от боли, и Бог сказал:
— Нет! Страдания помогают вспомнить Бога и приблизиться к Нему.
Я просил сил, и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня.
Я просил мудрости, и Бог послал мне проблемы, чтобы я научился решать их.
Я попросил у Бога, чтобы научил меня любить людей так же, как Он Сам любит меня.
— Теперь ты понял, о чём надо просить, — ответил Бог и послал ко мне людей, нуждающихся в моей помощи.
Я не получил ничего из того, что хотел, но получил всё, что мне было нужно!

***

Однажды три брата увидели Счастье, сидящее в яме. Один из братьев подошёл к яме и попросил у Счастья денег. Счастье одарило его деньгами, и он ушёл счастливый.
Другой брат попросил красивую женщину. Тут же получил и убежал вместе с ней вне себя от счастья. Третий брат наклонился над ямой. — Что тебе нужно? — спросило Счастье. — А тебе что нужно? — спросил брат — Вытащи меня отсюда, — попросило Счастье. Брат протянул руку, вытащил Счастье из ямы, повернулся и пошёл прочь. А Счастье за ним побежало…

***

Жил один мастер. Он резал из дерева красивые киоты и иконостасы. Слава о его мастерстве разнеслась по всей округе. Богатые люди охотно покупали, вышедшее из-под резца мастера, и всю свою жизнь жил он в довольстве и достатке. Настал день, и Смерть пришла и в его дом. Предстала его душа перед Господом. Подвел его Господь к краю пропасти и указал перстом вниз. Глянул резчик вниз, а там, на самом дне, лежат все киоты и иконостасы, что он в земной жизни своей сделать успел. — Господи! — взмолился он. — Разве неугодны были Тебе дела мои, что я с таким тщанием и любовью совершал? И ответил ему Господь: — Отметил Я тебя талантом великим. Но не киотов золоченных и не иконостасов резных ждал Я от тебя, а милосердия и любви. А этого не дал ты ни Мне, ни людям.

***

Когда-то давно старик открыл своему внуку одну жизненную истину:— В каждом человеке борются два волка. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, истину, доброту и верность. Внук, тронутый до глубины души словами деда, задумался, а потом спросил: — А какой волк в конце побеждает?  Старик улыбнулся и ответил: — Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь

***

Ученик однажды спросил Старца: «Как мне научиться разбираться в людях, — кому мне доверять и кого опасаться?» — «Скажу тебе вначале, кого нужно опасаться, — сказал Старец. — Опасайся самого смиренного с виду! Когда увидишь, что кто-то кладет перед тобой поклоны, обнимает тебя и выказывает тебе свое необыкновенное расположение, того ты опасайся больше всего!» — «Как же так, Старче? — удивился ученик. — Объясни мне!» — «Потому что он первый и предаст тебя!» — ответил Старец со вздохом. «А кому же мне доверять?» — спросил ученик. «Доверяй тем, кто прост с тобой и говорит тебе правду, какая бы она ни была, эти люди первыми придут к тебе на помощь!»

***

Два ангела-путника остановились в доме богатой семьи чтобы переночевать. Семья оказалась не гостеприимной и не хотела оставлять ангелов в гостиной. В итоге ангелов отвели в холодный подвал. Ангелы стали расстилать постель и увидели в стене дыру и старший ангел заделал её. -Для чего это?- спросил младший ангел. — Всё не так, как кажется на первый взгляд.- ответил старший.
На следующую ночь они попросились переночевать у бедного, но гостеприимного человека и его жены. Супруги накормили их едой, которую разделили на всех, и пустили ангелов спать в свою постель. Утром, когда ангелы проснулись, они увидели супругов в слезах. Их корова, молоко которой было их единственным доходом умерла… Младший ангел спросил у старшего: — Как это произошло? У первой семьи было всё, и ты помог ей. А у этой было мало всего, но они были готовы поделиться последним, и ты позволил чтобы у них умерла единственная корова. За что ты так сделал? — Всё не так, как кажется на первый взгляд.- ответил старший ангел. Когда мы ночевали в подвале, в стене с дырой было золото. Хозяин был грубым. Я заделал дыру чтобы они не смогли взять это золото. Когда мы ночевали в постели, за женой этого доброго хозяина пришёл ангел смерти. Но я отдал ему корову. Мы не всё знаем. Ведь нужно доверять тому, что случается и думать что это в твою пользу. Но это понимается не сразу.

***

Разговор между неофитом и его другом-атеистом: — Так ты говоришь, что стал христианином? — Да. — Тогда ты должен много знать о Христе. Скажи, в какой стране Он родился? — Не знаю. — В каком возрасте Он умер? — Не знаю. – Чему Он учил? — Не знаю. — Ты знаешь очень мало для человека, обращенного в веру Христа! — Ты прав. Мне стыдно, что я так мало знаю о Нем. Зато я знаю вот что: три года назад я был алкоголиком. Я был весь в долгах. У меня разваливалась семья. Жена и дети боялись моего прихода домой. Теперь я больше не пью. Мы вернули все долги. И все это благодаря Христу. Вот сколько я о Нем знаю!

***

Из «Пролога»

В Египте, где в глубокой христианской древности было много великих монастырей, один монах дружил с неученым бесхитростным крестьянином. Однажды крестьянин сказал монаху: — Я тоже почитаю Бога, сотворившего этот мир! Каждый вечер я наливаю в миску козьего молока и ставлю его под пальмой. Ночью Бог приходит и выпивает мое молочко. Оно Ему очень нравится! Ни разу не было, чтобы в миске хоть что-нибудь осталось. Услышав эти слова, монах не мог не рассмеяться. Он добродушно и доходчиво объяснил своему приятелю, что Бог не нуждается в козьем молоке. Однако крестьянин упрямо настаивал на своем. И тогда монах предложил в следующую ночь тайком проследить, что происходит после того, как миска с молоком остается под пальмой. Сказано — сделано: ночью монах и крестьянин затаились неподалеку и при лунном свете скоро увидели, как к миске подкралась лисичка и вылакала все молоко дочиста. Крестьянин как громом был сражен этим открытием. — Да, — сокрушенно признал он, — теперь я вижу — это был не Бог! Монах попытался утешить крестьянина и стал объяснять, что Бог — это Дух, что Он совершенно иной по отношению к нашему миру, что люди познают Его особым образом… Но крестьянин лишь стоял перед ним понурив голову, а потом заплакал и пошел в свою лачугу. Монах тоже направился в келью. Но, подойдя к ней, он с изумлением увидел у двери Ангела, преграждающего ему путь. Монах в страхе упал на колени, а Ангел сказал: — У этого простого человека не было ни воспитания, ни мудрости, ни книжности, чтобы почитать Бога иначе, чем он это делал. А ты со своей мудростью и книжностью отнял у него эту возможность. Ты скажешь, что, без сомнения, рассудил правильно? Но одного ты не ведаешь, о мудрец: Бог, взирая на искреннее сердце этого крестьянина, каждую ночь посылал к пальме лисичку, чтобы утешить его и принять его жертву.

***

Идут два монаха, молодой и старый… молодой монах и говорит:»нельзя возвращаться в свое прошлое — надо забыть и жить только настоящим…» Старый монах берет палку и хрясь его по голове… молодой удивился… и дальше идет. Через какое-то время снова говорит: «Нет …Все же в прошлое возвращаться не надо… только настоящее и должно быть…» Старый монах снова берет палку и опять хрясь по голове… Молодой в полном недоумение… но перетерпел и дальше идет… Идет, идет… и снова говорит: » Я вот думаю, что прошлое….» А старый монах берет палку и замахивается… Молодой монах убегает от него и кричит : «Я ведь только сказал, что прошлого нет и в него не надо возвращаться… На что старый монах ответил: «Прошлого — то нет, а опыт — есть… и его надо переосмыслить…»

***

Один человек пришёл в парикмахерскую, чтобы его, как обычно, подстригли и побрили. Разговорился с парикмахером, который его обслуживал. Говорили о разном, и вдруг, разговор зашёл о Боге. Парикмахер сказал: — Что бы вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть. — Почему? — спросил клиент. — Ну ведь это же и так ясно. Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы Он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это. Клиент на мгновение задумался, но решил промолчать, чтобы не вступать в спор. Когда парикмахер закончил свою работу клиент ушёл. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека (казалось, что тот не стригся целую вечность, настолько неряшливо он выглядел). Клиент вернулся в парикмахерскую и сказал парикмахеру: — Знаете, что я вам скажу? Парикмахеров не существует. — Как это так? — удивился парикмахер. — А я разве не в счёт? Я же парикмахер. — Нет! — воскликнул клиент. — Их не существует, иначе не было бы заросших и небритых людей, как вон тот человек, который идёт по улице. — Ну, мил человек, дело ж не в парикмахерах. Просто люди сами ко мне не приходят. — В том то и дело! — подтвердил клиент. — И я о том же: Бог есть.

***

Жило-было железо, и начало оно ржаветь. Точит его ржавчина и точит — хоть помирай. И так захотелось железу избавиться от ржавчины, что начало оно просить Бога: «Боже, спаси меня от ржавчины!» А рядом с железом лежал напильник. Услышал он как железо умоляет Бога спасти его от ржавчины, и предложил железу свою помощь. «Ну уж только не ты! — воскликнуло железо. — Ты такой грубый и жестокий! Бог пошлет мне кого-нибудь другого, какую-нибудь мягкую пасту или бархатную тряпочку!» В это время проходил мимо рабочий, увидел, что по железу пошла ржавчина, взял в руки напильник и начал им очищать ржавчину с железа. «Только не напильником, только не напильником!» — застонало железо. А рабочий услышал, как железо заскрипело, и говорит: «Вот, как раз подходящий напильник для этой ржавчины, ничем другим ее и не возьмешь!»

                                      Автор притчи: Монах Симеон Афонский

 

***

— Жадность, а жадность, дай большую кастрюлю! — Не дам, самой мало! — Жадность, а жадность, дай кастрюлю поменьше! — И поменьше не дам! — Жадность, а жадность, дай тогда самую маленькую! — Сказала, не дам, значит, не дам! — Ну, не хочешь, как хочешь! На тебе тогда пирожок! — Давай! А почему только один? Ты же ведь щедрость! — Так я и хотела тебе побольше дать. А ты не дала! Так жадность сама себя и наказала!

Автор притчи: Монах Варнава (Санин)

***

Пригласили святого старца на совет, чтобы решить, как наказать согрешившего монаха. Но старец отказался идти на совет. Спорили — спорили братья, но так и не придумав достойного наказания, решили сами пойти к старцу. Провидел это старец, взвалил на плечи дырявый мешок с песком и вышел им на встречу. — Куда ты идешь? — спрашивает старца братия. — К вам иду на совет. — А мешок с песком зачем с собой взял? — А откуда вы знаете, что в мешке песок? — Так погляди назад. У тебя мешок прохудился, и из него песок сыплется. — это не песок, это грехи мои сыплются позади меня, — сказал им старец. — Но я на них даже не оглядываюсь, зато иду судить чужие грехи. Поняли монахи, что имел в виду старец, и простили своего брата.

***

Жил однажды человек, одинокий и несчастный. И взмолился он: — Господи, пошли мне прекрасную женщину: я очень одинок, мне нужен друг. Бог рассмеялся: — А почему не крест? Человек рассердился: — Крест?! Мне что, жизнь надоела? Я хочу только красивую женщину. Что ж, он получил красивую женщину, но вскоре стал ещё несчастнее, чем раньше: эта женщина стала болью в сердце и камнем на шее. Он снова взмолился: — Господи, пошли мне меч. Он собирался убить женщину и освободиться от неё, мечтал вернуть доброе старое время. И снова Бог засмеялся: — А почему не крест? Не послать ли тебе уже крест? Человек разгневался: — А ты не думаешь, что эта женщина хуже любого креста? Пошли мне меч!
Появился меч. Человек попытался убить женщину, но был схвачен и приговорён к распятию. И на кресте, молясь Богу, он громко смеялся: — Прости меня, Господи! Я не слушал Тебя, а ведь Ты спрашивал, не послать ли мне крест, с самого начала. Если бы я послушался, я избавился бы от всей этой ненужной суеты.

***

Однажды богомольцы спешили на праздник. Среди них были слепой и безногий, которые с большим трудом продвигались вперед, но вдруг и вовсе остановились.
Посреди дороги протекал ручей. Мостика через него не было, но повсюду лежали большие камни, по которым люди ловко перебирались на другой берег. Что было делать? Безногий не мог переступать с камня на камень, а слепой не видел, куда поставить ногу. Думали они, думали, и наконец решили. Слепой посадил безногого себе на плечи, заменив ему собой отсутствующие ноги, а безногий указывал слепому, куда идти, заменив собой его глаза.
Так и переправились они через ручей и смогли продолжить путь к монастырю.

***

Монах пришёл как-то к своему наставнику и говорит:  — Отче, хожу я к тебе, каюсь в грехах, ты наставляешь меня, но я не могу исправиться. Какая мне польза приходить к тебе, если после наших бесед я снова впадаю во грехи свои? Авва ответил: — Сын мой, возьми два глиняных горшка — один с мёдом, а другой пустой. Ученик так и сделал. — А теперь, — сказал учитель, — перелей несколько раз мёд из одного горшка в другой. Ученик снова послушался. — Теперь, сынок, посмотри на пустой горшок и понюхай его.
Ученик посмотрел, понюхал и говорит  — Отче, пустой горшок пахнет мёдом, и на донышке осталось немного мёда. — Вот так, — сказал учитель, — и мои наставления оседают в твоей душе. Если ты ради Христа усвоишь в жизни хоть часть добродетели, то Господь, по милости своей восполнит их недостаток. Ибо и земная хозяйка не сыплет перец в горшок, который пахнет мёдом. Так и Бог не отринет тебя, если сохранишь в душе хоть начаток праведности.

***

Братья спросили святого Антония: — Если кто скажет: «Я ничего не буду брать у братьев, и сам ничего не буду им давать, — для меня достаточно моего», — хорошо это или плохо? Святой Антоний отвечал:  — Дети мои! Кто таков, тот жесток сердцем, и душа у него — душа льва. Его должно считать отчуждённым от сообщества всех добрых людей.

***

Человек шептал: — Господи, поговори со мной. И луговые травы пели. Но человек не слышал. И вскричал тогда человек: — Господи, поговори со мной! И гром с молнией прокатились по небу. Но человек не слышал. Человек оглянулся кругом и сказал: — Господи, позволь мне увидеть тебя. И звёзды ярко засияли. Но человек этого не видел. Он вскричал снова: — Бог, покажи мне видение! И новая жизнь была рождена весной. Но человек и этого не заметил. Он плакал в отчаянии: — Дотронься до меня, Господи, и дай мне знать, что ты здесь. И после этого Господь спустился и дотронулся до человека. Но, человек смахнул с плеча бабочку и ушел прочь.

***

Ученику, который постоянно молился, Мастер сказал: — Когда же ты прекратишь опираться на Господа и сам станешь на ноги? Ученик удивился: — Но ведь ты сам учил нас видеть в Боге Отца?  — Когда же ты усвоишь, что отец не тот, на кого можно опереться, а тот, кто избавляет тебя от этой привычки.

***

В царствование римского императора Декия множество христиан томилось в тюрьмах. Особенно их было много в Никомидии. Для суда над узниками сюда однажды прибыл императорский чиновник Перенний. Он велел собрать всех граждан, чтобы те открыто объявили свою веру.  — Пусть каждый скажет своё имя, отечество и звание! — потребовал судья — язычник. Один богатый римлянин, по имени Кодрат, втайне исповедовавший Христову веру, стоял позади всех собравшихся и казался посторонним зрителем. Никто не предполагал, что этот знатный римлянин — христианин. Заметив робость, охватившую некоторых из христиан, Кодрат решил подать им пример исповедничества, то есть показать, что значит исповедовать веру в Бога. Он вышел вперёд и громко заявил: — Наше имя — христиане, наше звание — рабы Христовы, а отечество у нас — Небо. Услыхав это, Перенний приказал оруженосцам взять незнакомца. Но блаженный Кодрат сам подошёл к судье и, перекрестившись, воскликнул:  — Я от имени всех говорю тебе, что все здесь собравшиеся — воины Христовы, не боящиеся открыто заявить об этом. И действительно, никомидийские христиане решили лучше умереть за Христа, чем отречься от веры в Него.

***

Однажды одному воздушному шарику надоело, что его кто-то держит на ниточке, и захотелось ему отделиться от своего обладателя. Вырвался он из руки ребёнка и взмыл ввысь. Подхватил его ветер и понёс, а шарик смотрел вниз на своих друзей, что остались там колыхаться на ниточках, и загордился. — Вот, я — свободный шар, лечу, куда хочу. А вы — рабы своих хозяев. Посмотрите, какой я большой и как много во мне воздуха, не то, что вы. Вы по сравнению со мной — мелочь пузатая, — говорил он, раздувая щёки. Шарик поднимался всё выше и выше, и чем выше он поднимался, тем больше раздувался от гордости, а чем больше он раздувался, тем выше возносился, пока не лопнул от распиравшей его гордыни.

***

Плывёт архиерей по морю. Шторм. Корабль дал течь. Архиерей приказал пристать к острову для ремонта. Высаживается на остров, видит стоят трое, Бог знает, во что одеты…  Кланяются. Владыка их перекрестил. — Ну, расскажите, добрые люди, кто вы и сколько здесь пропадаете? — А мы не знаем, владыко, сколько годов – может, двадцать, а может, тридцать. Мы были рыбаками, промышляли рыбу на этом море. Поднялась сильная буря, всё разметало. Мы трое на доске дали Богу обещание: «Господи, если очутимся на земле, с этого места не уйдём…». — Молодцы что верны данному слову. А как молитесь? — Владыко, какие мы молитвенники! Знаем, что на небе Святая Троица – Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. И нас трое, так и молимся: «Трое Вас, трое нас, помилуй нас». Пока корабль ремонтировали, обучал их архиерей молитве: «Отче наш». Ремонт закончился. Благословил их владыка, сел на корабль и поплыл дальше по своим делам. Тёмная ночь, Архиерею не спится, ходит по палубе, глядит: «Что же? В той стороне, где остров – зарево… А свет всё ближе, ближе… Архиерей протирает глаза – разглядел, а это те трое бегут по воде… Владыко, мы забыли молитву! Давай снова учить! Архиерей перекрестился и говорит: «Я у престола Божия стою, облачён от Бога высшей властью священства, все молитвы знаю, но по морю бегать не умею! Так что молитесь, как молились».

***

В древние годы жил один святой человек. Святость его была так велика, что ей удивлялись даже ангелы и сходили нарочито с неба, чтобы посмотреть, как, живя на земле, можно так уподобляться Богу. А он жил просто, распространяя вокруг себя добро, как звезда распространяет свет, как цветок распространяет аромат, сам этого не замечая. Каждый день его жизни можно определить двумя сло­вами: он благотворил и прощал. И сказали ангелы Богу: «Господи, даруй ему дар чудес»! — Я согласен. Спросите у него, чего он хочет, — отвечал Господь. И спросили ангелы святого: «Желаешь ли ты прикосновением твоих рук подавать больным здоровье?» — Нет, — отвечал святой. — Пусть лучше Сам Господь творит это. — Не желаешь ли ты иметь такой дар слова, силою которого ты обращал бы грешников на путь истины и добра? — Нет, — сказал святой, — это дело ангелов, а не слабого человека; я молюсь об обращении грешников, а не обращаю. — Может быть, ты хочешь сделаться образцом терпения, привлекать к себе сиянием добродетелей и этим прославлять Бога? — Нет, — сказал святой, — привлекая к себе внимание других, я тем буду отвлекать их от Бога: у Господа же много других средств к прославлению Себя. — Но чего же ты наконец хочешь? — спросили ангелы. Святой отвечал с улыбкой: — Чего мне хотеть? Да не лишит меня Господь милости Своей! С нею у меня будет всё. Но ангелы продолжали настаивать: — Все-таки нужно, чтобы ты испросил себе дар чудес, или мы дадим тебе его насильно. — Хорошо, — ответил святой, — я хочу творить добро так, чтобы самому о том не ведать. Смущенные этой просьбой, ангелы стали советоваться между собой и остановились на том, чтобы тень святого и позади и по сторонам его, невидимая им, имела дар исцелять больных, облегчать скорби и утешать печали. Так и было. Когда проходил святой, его тень, отражаясь по сторонам и позади его, покрывала зеленью утоптанные дороги, украшала цветами увяд­шие растения, возвращала чистую воду иссохшим ручьям, свежий цвет лица — бледным малюткам и тихую радость плачущим матерям. А святой по-прежнему просто проходил свою жизнь, распространяя вокруг себя добро, как звезда испускает свет, как цветок — аромат, сам этого не зная. И народ, почитая его смирение, молча следовал за ним, ничего не говоря ему о чудесах его, и, забыв даже настоящее его имя, стал называть его «святою тенью».

***

Однажды Солнце и сердитый северный Ветер затеяли спор о том, кто из них сильнее. Долго спорили они и наконец решились померяться силами над путешественником, который в это самое время ехал верхом по большой дороге. — Посмотри, — сказал Ветер, — как я налечу на него: мигом сорву с него плащ. Сказал — и начал дуть, что было мочи. Но чем более старался Ветер, тем крепче закутывался путешественник в свой плащ: он ворчал на непогоду, но ехал всё дальше и дальше. Ветер сердился, свирепел, осыпал бедного путника дождём и снегом; проклиная Ветер, путешественник надел свой плащ в рукава и подвязался поясом. Тут уж Ветер и сам убедился, что ему плаща не сдёрнуть. Солнце, видя бессилие своего соперника, улыбнулось, выглянуло из-за облаков, обогрело, осушило землю, а вместе с тем и бедного полузамёрзшего путешественника. Почувствовав теплоту солнечных лучей, он приободрился, благословил Солнце, сам снял свой плащ, свернул его и привязал к седлу.

***