Таинство Рождества

Причина появления мiра во времени и пространстве единственная и неповторимая — Иисус Христос!

Каждый день, читая «Символ веры», мы утверждаем: «Им же вся быша», что значим Им всё сотворено. Не Он всё создал, а Им всё сотворено. «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет! (Быт.1:3), и этот первичный Свет не от светил, которые были створены позже.

Создатель сказал, и вышедшее из Него Слово стало Светом, эту непостижимую тайну приоткрывает ап. Иоанн: «в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Ин.1:1-4). Сказал это апостол потому что узнал «Слово» и «Свет»  в необычном плотнике из Назарета — Иисусе Христе.
Именно Иисус «был Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. В мире был, и мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились. И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин.1:9-14).

Эту тайну соединения, неслиянного и нераздельного, Божественного Логоса и материи Церковь именует — Боговоплощением. Собственно жизнь всей вселенной, с появления первой элементарной частицы — Боговоплощение. В нем причина и смысл всей жизни, попытка найти причину и смысл в другом приводит к отчаянию, разрушениям и смерти. И эта Жизнь выйдя из Бога в Нем и завершится. «все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол.1:16-17), утверждает другой свидетель «Слова» и «Света» — апостол Павел.

Боговоплощение начатое в момент творения вселенной, достигло своей кульминации, чуть больше двух тысяч лет назад Бог вочеловечился, стал одним из нас по имени Иисус прозванный «Христом», что значит «мессия». Нераздельно, но неслиянно, Бог «связал» себя с человечеством, как и с творением, и Его Свет наполнил единственное разумное существо этого мiра, человека. Осветил и освятил его жизнь Своим смыслом и немыслимым призванием, которое святой Григорий Богослов выразил словами: «Со Христом должно мне спогребстись, со Христом воскреснуть, со Христом сонаследовать, стать сыном Божиим, даже богом!».

Боговоплощение начатое с творения космоса, открыло Свою цель через вочеловечивание в Иисусе Христе, и эта цель: «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4), даже более того: «Бог стал человеком, чтобы человек стал богом». Но история не закончена, а значит боговоплощение продолжается и после смерти, воскресения и вознесения исторического Христа. «Слово» и «Свет» Божий продолжает Свою миссию «обожения» человека.

Церковь стала новым историческим Телом Христовым, в котором Сын Божий и Сын Человеческий прибывает здесь, на земле. В Ее таинствах человек «приобщается Телу» Иисуса Христа и в Нём обретает богосыновство. Как Бог Един в трех лицах, так Иисус Христос Един во множестве лиц «причастников» Святой Церкви. Становясь причастным ипостаси Сына Божия в Церкви, человек через Него входит в «вечную жизнь» Святой Троицы. (Это и есть «спасение»).

Но быть причастными Богочеловечеству Иисуса Христа, возможно только став Его последователем. Как сказал Сам Иисус: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16:24). Жизнь не подчинённая Евангельским требованиям, не соединяет в Боге. «Вера без дел мертва», и «бесы веруют и трепещут», но остаются противниками Бога, не следуя «заповедям Его». Только жизнь отождествленная с жизнью Иисуса делает нас причастными Ему, (членами Его Церковного Тела). Церковь, как тварное создание (олицетворённое в людях), И как явленное Боговоплощение (олицетворённое в Иисусе), объединяет «всех и вся» Духом Святым в предвечной ипостаси Сына Божьего и в Нём в Св. Троице.

Являясь «небом на земле», Церковь пребывает одновременно «в вечном пакибытии Бога» и во временном пространстве, одержимом смертью. Мы исповедуем Церковь небесную и церковь земную. Миссия земной церкви — в добровольном преодолении «самовлюблённости» человечества — гордыни, которая является причиной «богооставленности» человека. Мисссия Церкви небесной — боговоплощение в душах людей. Силою Святого Духа, собирать эти души в единое Евхаристическое Тело боговоплощенного Божественного Логоса, явленного в Иисусе Христе в начале «нашей (христианской) эры». Боговоплощение продолжаетсь и по сей день и так до конца времен.

«Небесная» Церковь есть первообраз, к осуществлению которого устремлена церковь земная, ее исторический путь — это путь восхождения к первообразу заключенному в Иисусе Христе Сыне Божьем, этот единственный путь ведущий к Истине, которая и есть Бог.

* * *

«Воплощением, вочеловечением и очеловечением Своим Бог самым очевидным образом вошел в самую, утробу, в недра человеческой жизни, вошел в кровь, в сердце, в центр всего сущего. Вытесненный добровольным грехом человеческим из мира, из тела, из души человеческой Богвоплощением, вочеловечением возвращается в мир, в тело, в душу. Весь становится человеком и, будучи им, трудится для человека, вселяется в мир и среди твари, промышляет о твари, освящает тварь, спасает тварь, преображает тварь, обожает тварь. Воплощение Бога – это самое крупное потрясение и самое промыслительное событие, как на земле, так и на небе, ибо здесь осуществилось чудо из всех чудес. Если дотоле сотворение мира из ничего было самым большим чудом, воплощение Бога в человека, несомненно, превзошло его своей чудесностью. Если при сотворении мира слова Божии облеклись в вещество, то при воплощении Господа нашего Иисуса Христа Сам Бог облекся в тело, в вещество, во плоть. Поэтому воплощение Бога стало промыслительным во всей вселенной: для каждой личности, для каждого существа, для каждой твари» (1).

«Бог предлагает нам поистине удивительное средство спасения, в котором великий дар человеческой свободы сочетается с Божественным участием в нашей судьбе. Сам Бог вступает в поток человеческой истории,… соединяя в личности Иисуса Христа Свою Божественную природу и свободу с человеческой природой и свободой. В Иисусе Христе Божественное и человеческое объединяются для совместной борьбы с грехом и диаволом, ради возвращения в рай всего человеческого рода, ради спасения людей» (2).

«Он захотел стать одним из нас, чтобы ни один человек на земле не стыдился своего Бога: будто Бог так велик, так далек, что к Нему приступа нет. Он стал одним из нас в нашем унижении и в обездоленности нашей; и Он не постыдился нас, ”стал как мы все”, не только по материальной, земной, физической обездоленности, не только по душевной оставленности любовью людской, но потому, что Он сроднился – через Свою любовь, через Свое понимание, через Свое прощение и милосердие, – Он сроднился и с теми, которых другие от себя отталкивали, потому что те были грешниками. Он пришел не праведных, Он пришел грешников возлюбить и взыскать. Он пришел для того, чтобы ни один человек, который потерял к себе самому уважение, не мог подумать, что Бог потерял уважение к нему, что больше Бог в нем не видит кого-то достойного Своей любви. Христос стал Человеком для того, чтобы все мы, все без остатка, включая тех, которые в себя потеряли всякую веру, знали, что Бог верит в нас, верит в нас в нашем падении, верит в нас, когда мы изверились друг во друге и в себе, верит так, что не боится стать одним из нас. Бог в нас верит, Бог стоит стражем нашего человеческого достоинства» (3).

Вся жизнь Спасителя была единым подвигом страждующей любви. Вся жизнь Его была крестоношением… Жертва Христова не исчерпывается послушанием, долготерпением, состраданием, всепрощением. Нельзя разрывать на части единое искупительное дело Христово. Земная жизнь Спасителя есть единое органическое целое,.. вершина этой жизни — в крестной смерти, о чем прямо свидетельствовал Господь, говоря: “Я пришел на час сей” (Ин. 12;27)… Он страдал и умер “не потому, что не мог избежать страдания, но потому что восхотел пострадать”. Восхотел не только в смысле добровольного долготерпения, не в том только смысле, что попустил совершиться над Собою беснованию неправды. Не только попустил, но изволил… Умереть “надлежало” по закону Божию, по закону правды и любви. Это не необходимость греховного мира, это — необходимость Божественной любви. Таинство крестное начинается в вечности — “в недоступном для твари святилище триипостасного Божества.” Потому и говорится о Христе как об Агнце, “предопределенном прежде основания мира” (1 Пет. 1:19) и даже “закланном от сложения мира” (Откр.13;8)» (4).

«И потому всякий истинно верующий и исполняющий заповеди Христовы человек, всякий истинно кающийся грешник, имеет внутри себя мир Христов, которого никакие внешние треволнения мира сего нарушить не могут, если он сам своей волей не вступит снова на путь беззакония и греха» (5).

Цитаты: (1) — Преподобный Иустин Попович, (2) — Патриарх Московский и всея Руси Кирилл Гундяев, (3) — Митрополит Антоний Сурожский, (4) — протоиерей Георгий Флоровский, (5) — Преподобный Иоанн Кронштадский.